Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

2

            -- Точно так, вашескобродие. По флотской части состоял. Форменным, значит, матросом, вашескобродие...

            -- Зови меня просто барыней, а не своим дурацким вашескобродием.

            -- Слушаю, вашеско... виноват, барыня!

            -- И вестовым никогда не был?

            -- Никак нет.

            -- Почему же тебя теперь назначили в денщики?

            -- По причине пальцев! -- отвечал Федос, опуская глаза на руку, лишенную большого и указательного пальцев. -- Марса-фалом оторвало прошлым летом на "конверте", на "Копчике"...

            -- Как муж тебя знает?

            -- Три лета с ими на "Копчике" служил под их командой.

            Это известие, казалось, несколько успокоило барыню. И она уже менее сердитым тоном спросила:

            -- Ты водку пьешь?

            -- Употребляю, барыня! -- признался Федос.

            -- И... много ее пьешь?

            -- В плепорцию, барыня.

            Барыня недоверчиво покачала головой.

            -- Но отчего же у тебя нос такой красный, а?

            -- Сроду такой, барыня.

            -- А не от водки?

            -- Не должно быть. Я завсегда в своем виде, ежели когда и выпью в праздник.

            -- Денщику пить нельзя... Совсем нельзя... Я терпеть не могу пьяниц! Слышишь? -- внушительно прибавила барыня.

            Федос повел несколько удивленным взглядом на барыню и промолвил, чтобы подать реплику:

            -- Слушаю-с!

            -- Помни это.

            Федос дипломатически промолчал.

            -- Муж говорил, на какую должность тебя берут?

            -- Никак нет. Только приказали явиться к вам.

            -- Ты будешь ходить вот за этим маленьким барином, -- указала барыня движением головы на мальчика. -- Будешь при нем нянькой.

            Федос ласково взглянул на мальчика, а мальчик на Федоса, и оба улыбнулись.

            Барыня стала перечислять обязанности денщика-няньки.

            Он должен будить маленького барина в восемь часов и одеть его, весь день находиться при нем безотлучно и беречь его как зеницу ока. Каждый день ходить гулять с ним... В свободное время стирать его белье...

            -- Ты стирать умеешь?

            -- Свое белье сами стираем! -- отвечал Федос и подумал, что барыня, должно быть, не очень башковата, если спрашивает, умеет ли матрос стирать.

            -- Подробности всех твоих обязанностей я потом объясню, а теперь отвечай: понял ты, что от тебя требуется?

            В глазах матроса скользнула едва заметная улыбка.

            "Нетрудно, дескать, понять!" -- говорила, казалось, она.

            -- Понял, барыня! -- отвечал Федос, несколько удрученный и этим торжественным тоном, каким говорила барыня, и этими длинными объяснениями, и окончательно решил, что в барыне большого рассудка нет, коли она так зря "языком брешет".

            -- Ну, а детей ты любишь?..

            -- За что детей не любить, барыня. Известно... дитё. Что с него взять...

            -- Иди на кухню теперь и подожди, пока вернется Василий Михайлович... Тогда я окончательно решу: оставлю я тебя или нет.

            Находя, что матросу в мундире следует добросовестно исполнить роль понимающего муштру подчиненного, Федос по всем правилам строевой службы повернулся налево кругом, вышел из столовой и прошел на двор покурить трубочку.

           

            III

           

            -- Ну что, Шура, тебе, кажется,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту