Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

7

            Проходивший мимо старший офицер, услышав эти слова, крикнул:

            -- Вот и глупости говоришь! Видно, что первогодок! К утру сойдем с мели. До утра недолго ждать.

            Он проговорил эти слова уверенным тоном, хотя сам далеко не был уверен в том, что говорил. Но он понимал, что паника заразительна, и счел своим долгом подбодрить матросов.

            И действительно подбодрил на минуту. В этот момент из-за клочковатой тучи выглянула луна. Красивая и холодная, она осветила бушующее море, покрытое седыми буграми, и сбившуюся толпу людей, и кучку офицеров, и капитана, и штурмана на мостике.

            При лунном свете море казалось еще ужаснее и положение беспомощнее.

            Капитан и старший штурман направили бинокли вперед, стараясь увидать берег. Но мгла заволакивала горизонт.

            -- Видите, Евграф Иваныч, что-нибудь? -- спросил капитан.

            -- Ничего-с!

            -- Сигнальщик! Видишь берег?

            -- Никак нет, вашескородие... Одна мгла.

            Капитан все еще медлил принимать решительные меры, надеясь сняться с мели, как только будут готовы пары, приказавши дать полный задний ход. Но ранее часа пары не могли быть подняты, а час -- целая вечность в таком положении.

            А волны продолжали вкатываться, и палуба была покрыта водою. Удары учащались. Клипер шлепался о дно, казалось, с большею силой.

            Старший офицер поднялся на мостик и доложил капитану, что все исполнено.

            -- Да вы пальто бы надели, Николай Николаич! Простудитесь! Ишь ведь, собака погода!

            -- Надо надеть.

            И он послал сигнальщика за пальто.

            -- Придется баковое орудие за борт! -- сердито сказал капитан.

            -- Да... Иначе не сойдем! -- промолвил старший офицер.

            -- И выбросить все, что можно... чтоб облегчить нос.

            -- Прикажете?

            -- Да. Выбрасывайте!..

            И капитан крикнул в рупор:

            -- Баковое орудие за борт...

            Боцман Никитич повторил команду и прокричал:

            -- Вали, ребята, орудия кидать!

            Шлепая по воде, матросы побежали на бак, где стояла большая пушка, через которую ходили волны.

            -- Не подступиться к ей! -- сказал кто-то.

            -- Так волной и смоет...

            Тогда один из старых матросов крикнул:

            -- Не бойтесь, подступимся.

            И, обратившись к старшему офицеру, сказал:

            -- Дозвольте, ваше благородие, обвязаться концом. Я на орудию аркан наброшу.

            Мысль была хорошая. Матроса обвязали концом. Он накинул петлю и, отброшенный волной, был удержан веревкой, которую держали матросы.

         

      V

           

            Работа была нелегкая. Обдаваемые ледяными волнами и обвязанные концами, чтоб не быть сброшенными в море, матросы возились у орудия. Наконец толстые веревки, прикреплявшие пушку к палубе, были отрублены и пушка свалена за борт.

            -- Прощай, матушка! -- крикнул ей вслед тот самый матрос, который первый накидывал на нее петлю.

            В то же время другая часть матросов выносила снизу разные запасные вещи рангоута, такелажа, мешки с провизией, бочки с солониной, и все это бросалось за борт.

            Мокрые до нитки, иззябшие матросы уходили с бака и жались около грот-мачты и у машинного люка. Но и там их обдавали брызги волн.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту