Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

5

благополучно донес их к столу и, передавая один из них капитану, промолвил:

            -- Так-то оно вернее будет!

            И, с видимым наслаждением выцедив стакан, крякнул и с серьезным видом человека, понимающего то, что хвалит, заметил:

            -- Отличный "медведь", Павел Львович! И в меру разбавлен.

            -- Да. Эта каналья отлично его готовит! -- одобрил и капитан, выпив свой стакан.

            "Каналья" довольно улыбался от этого комплимента, стоя у дверей и находя, впрочем, что готовить хорошо "медведя" не особенно трудно -- стоит только наполнять ромом никак не менее как полстакана.

            -- Повторим, Евграф Иваныч?

            -- Не повредит-с, Павел Львович! -- осторожно выразил свое согласие штурман.

            Они выпили еще по стакану.

            Несколько отогревшийся Евграф Иванович поблагодарил за угощение и, пожелав капитану хорошо соснуть часок, ушел наверх, взглянув, разумеется, по дороге на барометр.

            Поднявшись на мостик, он снова стал у компаса, тщетно стараясь что-нибудь увидать в свой большой бинокль в этом мраке бурной ночи.

            -- Хоть бы луна показалась! -- воркнул он про себя.

            Но луна не показывалась, а "Чайка" неслась среди окутывающей ее со всех сторон тьмы.

            Капитан, бросившись на диван, как был в теплом пальто, тотчас же захрапел.

            Но ненадолго...

            Прошло не более четверти часа, как вдруг страшный удар подбросил его, заставив проснуться.

            Он мгновенно вскочил с дивана и, внезапно побледневший, бросился вон из каюты.

            "Чайка" не двигалась с места. Она со всего хода врезалась на мель.

            -- Свистать всех наверх! -- раздался нервный, тревожный голос вахтенного офицера.

            Но и без этого окрика все офицеры и матросы "Чайки" торопливо выбегали на палубу, полные ужаса и отчаяния.

         

      IV

           

            Капитан не потерялся в эти критические минуты.

            Напротив!

            Сознание опасности, которой подвергались вверенные ему люди и любимый им клипер, словно бы удесятерило его энергию, наэлектризовало мужество и изощрило находчивость.

            Он взбежал на мостик, готовый или спасти клипер, или погибнуть, испробовав все средства, какие только были возможны.

            И, в несколько мгновений оценивший положение "Чайки", беспомощно стоявшей на мели в бурную ночь, он уже наметил себе план действий.

            С этой минуты ужас, охвативший его в момент пробуждения, уступил место жажде борьбы и надежде выйти из нее победителем.

            Схвативши рупор из рук старшего офицера, выскочившего из своей каюты в одном сюртуке, чтобы распоряжаться авралом, капитан приставил рупор к губам и скомандовал:

            -- Паруса крепить, и молодцами, ребята! Марсовые, к вантам! По марсам! Бизань и фок на гитовы! Кливера долой!

            Его громовой голос звучал властно, покойно и уверенно.

            И эта властная уверенность, это крепкое словечко, которое он пустил рулевым, не дали панике охватить людские души, помутив рассудок. И матросы, закаленные строгой морской дисциплиной, без малейшего колебания исполнили команду капитана. Марсовые торопливо подымались в темноте по вантам, чтобы, стоя у реев, убрать марселя, а другие матросы внизу тянули снасти, подбиравшие нижние паруса и убиравшие

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту