Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

4

            -- Ну ладно... Будь по-вашему. Еще час пробежим, а потом приведем к ветру. Будем ночь на месте валандаться из-за вашего карканья, Евграф Иваныч!.. Ну, а часок я сосну... А вы, Евграф Иваныч, зайдите погреться ко мне. У Рябки "медведь" должен быть! Стакашку глотните. Ишь ведь холод!

            Капитан пустил приветствие холоду и отдал вахтенному лейтенанту приказание разбудить себя через час.

            -- В бейдевинд приведем через час.

            -- Есть!

            -- Это Евграф Иваныч накаркал! -- сердито проговорил капитан. -- Пошли, -- прибавил он, спускаясь с мостика.

         

      III

           

            Они спустились вниз. Перед входом в каюту капитан заглянул в каютку вестового и крикнул:

            -- Рябка!

            Тот вскочил на ноги и протирал сонные еще, бессмысленные глаза.

            -- Очнулся?

            -- Точно так, вашескобродие!

            -- По "медведю" нам. Остался?

            -- Никак нет. Самая ежели малость нестоящая, вашескобродие!

            -- Ой, Рябка! Зубы у тебя, видно, все целы, скотина! Зачем мало сварил кофе? Чтобы сию минуту был "медведь"!

            -- В один секунд! -- проговорил вестовой и нырнул в буфетную.

            -- Присаживайтесь-ка, Евграф Иваныч. Он живо приготовит. Смышленая бестия!

            Но Евграф Иванович прежде посмотрел на барометр.

            -- Поднимается! -- баском протянул он и присел на стул около стола.

            -- И норд-вест, кажется, полегче стал. Штормягой не пахнет!

            -- И без того он вроде шторма.

            -- А главное -- ледяной ветер...

            Капитан повесил пальто и неожиданно воскликнул:

            -- И на кой дьявол адмирал турнул нас сюда. Стояли бы себе в Сан-Франциско... Славно там... не правда ли, Евграф Иваныч?

            -- Собственно, в каком смысле, Павел Львович?

            -- Во всяком смысле хорошо, Евграф Иваныч. И погода, и насчет провизии, и... ну, одним словом, настоящий порт!.. А то осматривай собачьи дыры в Охотском море.

            -- Видно, что так, Павел Львович. Вот, бог даст, завтра и Гижигу увидим. Трущобистый городок-с. Я был там двадцать лет тому назад, когда ходил на транспорте "Алеут".

            -- А из Гижиги в Камчатку... Бобров покупать! -- засмеялся капитан.

            -- Ну, Петропавловск все же лучше Гижиги, Павел Львович.

            -- Такая же дыра... Рябка! Дьявол! -- вдруг гаркнул капитан.

            И Рябка уже показался в дверях, делая всевозможные акробатические усилия, чтобы сохранить равновесие.

            -- Не пролей, Рябка! Ой, смотри не пролей!

            -- Не сумлевайтесь, вашескобродие! -- храбро отвечал вестовой, хотя душа его и была полна сомнений.

            Вероятно, и Евграф Иванович, большой любитель "медведя", который, по его словам, был очень полезен для моряков, как предохранительное средство от всяких болезней, тоже сомневался относительно целости напитка, понимая затруднительное положение вестового, у которого, при изрядной качке, по стакану, обмотанному салфеткой, в каждой руке и ноги не вполне морские.

            И старый штурман быстро поднялся со стула. Привыкший за тридцать пять лет службы, из которых по крайней мере пятнадцать провел в море, ходить во всякую качку, он направился к вестовому, благополучно принял от него два стакана, вызвав в Рябке благодарное чувство,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту