Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

15

опускаясь на койку.

           

            После происшествия в Гонконге Щукин, по словам матросов, стал гораздо "легче на руку". Он дрался редко, и если дрался, то с "рассудком". Ругался же он по-прежнему артистически и нередко восхищал самих обруганных матросов неожиданностью и разнообразием своих импровизаций.

            С Федосеичем он был в хороших отношениях, и они нередко вместе пьянствовали потом на берегу. Зато Леонтьеву доставалось-таки от боцмана. Слух о поступке франта матроса сделался известным, и вся команда относилась к нему недружелюбно.

         

      VII

           

            Несколько лет тому назад я жил летом в Кронштадтской колонии, близ Ораниенбаума.

            Гуляя как-то вечером, я зашел на Ключинскую пристань полюбоваться недурным видом на море. Там дожидался щегольской катер с военного судна, а на пристани стояла группа матросов в белых рубахах, среди которой выделялась чья-то низенькая коренастая фигура в измызганном, оборванном куцем пальтишке.

      0x01 graphic

           

            -- ...А ты думал как?.. Меньше как по двести линьков у него, братец ты мой, не полагалось порции... В иной день, бывало, половину команды отполирует... Одно слово -- орел!..

            Этот сиплый, надтреснутый, старческий басок показался мне знакомым, сразу напомнив давно прошедшие времена. Я подошел поближе и в оборванном старике узнал бывшего нашего лихого боцмана Щукина. Он сильно постарел. Испитое бурое его лицо было изрезано морщинами и заросло седой колючей бородой. Потускневшие глаза еще более выкатились. Платье на нем было самое жалкое, сапоги дырявые, и старая матросская шапка, надетая по старой привычке на затылок, была какого-то вылинявшего вида.

            -- Или взять теперь боцманов... Рази теперь боцмана?! Шушера какая-то, а не боцмана! -- продолжал, оживляясь, Щукин. -- Один срам... Чуть что -- сичас фискалить на матроса, если матрос не даст ему рупь-целковый... Тьфу! Или теперя матрос... Какой он матрос?.. Ему только и мысли, как бы под суд не попасть... Напился -- под суд! Портянки паршивые пропил -- под суд! Сгрубил ежели -- под суд! Это небось порядки?..

            Щеголеватый молодой унтер-офицер, слушавший ламентации Щукина с снисходительной улыбкой, с важностью заметил:

            -- Нонче другие права... При вас закону не было, а теперь на все закон...

            -- Закон?! -- презрительно выпячивая губу, повторил Щукин. -- А что фитьфебеля у вас нонче от матросов деньги берут да при часах ходят -- это закон?! Выйдет это он: фу-ты на! Павлин, да и только... "Вы да вы", а от матроса рыло воротит -- в господа лезет... Форцу-то много, а если прямо сказать, так одно слово шильники!.. Нет, братец ты мой, ежели ты боцман, ты учи матроса, бей его с рассудком, но только и совесть знай... А то из-за портянок ежели человека несчастным сделать -- это закон?! Или ежели за всякую малость на матроса жаловаться, -- это, по-твоему, закон?!. Нет, брат, это не закон... Это -- тьфу!.. -- энергично окончил старик, сплюнув и выходя из кружка.

            -- Здравствуйте, Щукин! -- проговорил я, подойдя к старику.

            Щукин оглядывал меня, видимо не узнавая. Я назвал себя.

            -- Вот где довелось встретиться, ваше благородие! -- радостно приветствовал меня Щукин. -- Вы,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту