Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

7

а батюшка-то Василий Кузьмич уж не дышит... Царство ему небесное, голубчику! -- прибавлял умиленный Щукин, осеняя себя крестным знамением.

         

      IV

           

            Утренние работы окончены. Одиннадцатый час на исходе -- скоро обедать. В ожидании приятного свиста дудок, призывающих к водке, матросы высыпали на палубу и толпятся на баке, разбившись по кучкам. Только что убрали паруса, и клипер довольно ходко шел под парами навстречу прямо дующему в лоб ветру, мешавшему идти под парусами. Волнение стихало, из-за туч выглядывало по временам солнце, и штурман был доволен: обсервация была взята. Оказалось, что мы будем на месте не ранее вечера.

            Усевшись на лапе якоря, боцман, окруженный избранными лицами баковой аристократии: баталером, подшкипером, фельдшером и двумя писарями -- рассказывал про китайцев.

            -- Совсем подлый народ! -- говорил боцман, указывая пальцем на встречавшиеся джонки. -- Всякую нечисть, шельмы, трескают. И крысу, и собаку, и лягушку, и стрекозу... что ему ни дай, все жрет... Хлебушка-то у них нету... рис один, они и рады всякому дерьму. И вороваты, канальи... Чуть не догляди -- объегорит, даром, что длиннокосый. Когда я первый раз ходил в дальнюю на "конверте" (корвете) и были мы в этих самых местах китайских, так раз ночью, братец ты мой, -- мы в Шангае стояли -- подъехала на шлюпчонке китайская морда -- и что бы ты думал?.. Медную обшивку вздумал было, желторожий, отдирать... Уж жиганули же мы его, подлеца! -- с веселым смехом рассказывал Щукин... -- А пьют сулю какую-то вроде будто водки, из риса гонят... нальет себе, собачий сын, в чашечку с наперсток и куражится... Просто тошно на них, подлецов, глядеть... Одно слово идолы!

            -- Ишь, лупоглазый-то наш зубы скалит! -- развязно заметил рыжий, в веснушках, франтоватый матрос из кантонистов, подходя к Аксенову и подмигивая плутоватыми бойкими глазами на боцмана.

            -- Он завсегда веселый перед берегом.

            -- Чует, что скоро нахлещется как свинья... А я, братец, о чем хотел было попросить тебя, Ефимка! -- заискивающим голоском продолжал рыжий.

            -- Ну?

            -- Дай ты мне в долг доллер, как ежели нас на берег отпустят... Совсем, брат, прогулялся...

            Аксенов несколько времени молчал и наконец нерешительно отвечал:

            -- Ты бы у кого другого взял, Леонтьев... право... Хоцца рубаху купить.

            -- Глупый ты... Зачем тебе рубаху?.. И тут вовсе нет хороших рубах... Ты рубаху лучше в Японии купишь... Там, -- так сказывают, -- рубахи!.. Дай, пожалуйста... Через месяц отдам... право отдам!.. -- упрашивал Леонтьев.

            -- И прежние отдашь?

            -- Все сразу отдам... будь в надежде! -- продолжал Леонтьев, глядя жадным взором на потупившегося товарища.

            После некоторого колебания Аксенов пообещал, и Леонтьев весело заметил:

            -- Вот спасибо... Вижу, что настоящий приятель... Ужо погуляем в Гонконте! С Якушкой пойдем... Он бывал здесь.

            -- Ишь ведь... тоже люди! -- дивуется Аксенов, глядя на близко проходившую джонку, на палубе которой толпились китайцы. -- Сколько, подумаешь, разного-то народа у господа! То малайцы были, а теперь китайцы пошли...

            -- Все один фасон -- нехристь дикая! -- с равнодушным

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту