Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

17

юный, чтобы простить ему его недостатки, оценить его достоинства и вообще понять всю эту сложную и оригинальную натуру.

            Только впоследствии, когда он побольше повидал людей и когда жизнь его помяла, он многое простил беспокойному адмиралу и понял его.

            Адмирал не замечал этой серьезности Ивкова и продолжал:

            -- И тогда вы были отчаянный мальчишка. Однажды вы со мной проделали злую-таки шутку... Помните?

            -- Не помню, ваше превосходительство.

            Ивков нарочно протитуловал.

            -- А я так хорошо помню... Пришел как-то вечером я к вам... Целый день был на вооружении и устал... Сестра ваша, Любовь Алексеевна, пела... Я слушал и задремал... И вдруг вокруг меня смех... Я проснулся и что же?.. На голове у меня кивер... Это вы тогда надели...

            И адмирал рассмеялся.

            Помолчав, он неожиданно прибавил:

            -- А теперь я глазастый черт? А?.. Это ведь вы все стихи пишете про своего адмирала?..

            -- Я, ваше превосходительство...

            -- Очень хотел бы прочесть... Давеча я слышал только два куплета... А их, верно, много?

            -- Много...

            -- Так принесите... Любопытно, как вы меня браните... Очень любопытно...

            -- Вам мои стихи не понравятся, ваше превосходительство...

            -- Это уж мое дело.

            -- Что ж, я принесу! -- задорно отвечал Ивков, словно бы говоря: "Я тебя не боюсь!"

            -- Ну, а теперь я вас попрошу, любезный друг, перевести несколько страниц лоции Кергалета... Книга у меня в кабинете... возьмите, а то вы все будете вздором заниматься... стихи писать... Да скажите гардемаринам, чтобы все пришли ко мне в десять часов... читать будем!.. И знаете ли что, Ивков?.. Ведь я очень люблю вас и хотел бы из вас бравого моряка сделать, да и всех ваших товарищей люблю, а вы все ничего не понимаете... Думаете: адмирал сумасшедший школит вас так, чтоб допечь?.. Ну, да после поймете, когда умнее станете! -- каким-то пророческим тоном проговорил адмирал.

            И с этими словами вышел из каюты.

         

      VI

           

            Тотчас же после подъема флага и обычных утренних рапортов о благополучии корвета во всех отношениях господа офицеры, собравшиеся к подъему флага на шканцах, торопливо спустились в кают-компанию, вполне удовлетворенные сегодня внешним видом адмирала. Казалось, он находился в отличном расположении духа -- глаза не метали молний, плечи не ерзали, и руки не сжимались в кулаки, -- словом, по всем признакам, ничто не предвещало "шторма" и общих "разносов", начинавшихся обыкновенно кратким, далеко не красноречивым, хотя и энергичным по тону предисловием о том, как завещали служить такие доблестные моряки, как Лазарев, Корнилов и Нахимов.

            -- А вы, господа,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту