Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

30

к ветру и влететь в середину, вполне уверенный в своем старшем рулевом Кислицыне, который стоял на штурвале вместе с тремя своими подручными.

            Несколько напряженный и сосредоточенный, держа твердыми руками ручки штурвала, и Григорий, сильно загоревший, с надувшимися жилами красной шеи, оголенной из-под широкого воротника синей фланелевой рубахи, впился своими загоревшимися голубыми глазами вперед, на бугшприт брига, и с чувством удовлетворенности мастера своего дела видел, что нос судна несется по одному направлению, не уклоняясь от румба.

            Он так же, как и капитан, знал до тонкости все достоинства и недостатки "Вихря" относительно послушливости его рулю и, не любивший службы и тяготившийся ею, тем не менее любил этот бриг, движение которого направлял. Любил и относился к нему почти как к живому существу, одухотворяя его качества, и порою хвалил его, а порою сердился на него.

            Он изучил его в течение нескольких лет службы своей рулевым. Он знал, при каких условиях "Вихрь" артачится и рыскает по сторонам, словно бы чем-то недовольный, и тогда бранил его мысленно, ворочая штурвалом; знал, когда он так и норовит носом кинуться к ветру, чтобы заполоскали кливера, и тогда надо было не зевать и не пускать его шалить, держа руль немного на ветре; знал, наконец, когда "Вихрь" послушлив, как смышленое существо, и при малейшем движении руля нос его покорно катится в ту или другую сторону.

            И тогда на некрасивом скуластом лице Григория светилась довольная улыбка, и он мысленно одобрял "доброе" судно...

            Уж эти серые скалы были совсем близко под носом.

            "Пора бы и спускаться!" -- подумал Григорий, цепко ухватившийся за штурвал и готовый немедленно, по команде, повернуть его.

            Но молодой капитан медлил, словно наслаждаясь видом своего брига, несущегося прямо на скалу острова, и с приподнятыми нервами дожидался последнего момента, после которого уже не было спасения.

            И тогда, когда этот момент наступил, когда бугшприт "Вихря" был в нескольких саженях от острова, он нервно и громче, чем бы следовало, скомандовал, внезапно охваченный жутким чувством опасности:

            -- Право! Больше право!

            Григорий в то же мгновение завертел штурвалом изо всей мочи.

            И "Вихрь", немедленно быстро покатившись носом влево, пронесся между островов, по самой середине прохода, и, салютуя из своих маленьких пушек контр-адмиральскому флагу, раздувавшемуся на верхушке мачты, вошел на гельсингфорский рейд и стал на якорь вблизи от эскадры, стоявшей там.

            Григорий закрепил штурвал руля, вычистил медь на нем, вытер его, потом навел глянец на компас и, справивши все свои дела, пошел на бак.

            Притулившись у борта, он посматривал на город, на корабли и мысленно перенесся в Кронштадт.

            "Что-то Груня? Как она поживает, родная? Чай, скучает одна, бедная!" -- думал Григорий.

            Он нередко тосковал по жене и с самого выхода из Кронштадта не имел о ней никаких известий. Бриг не заходил ни в один из портов, и нельзя было спросить о ней у матросов с тех кораблей, которые побывали в Кронштадте. И ему ни разу не пришлось написать ей.

            Тем временем капитанский вельбот, на котором командир ходил

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту