Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

4

о берег. Буруны пенились вокруг "Жемчуга". Все поняли, что спасение на шлюпках невозможно.

            И близкий берег казался недостижимым, а смерть -- неминуемою.

            Выстрелы о помощи раздавались по-прежнему, но не вселяли надежды, хотя и привлекли на берег кучку арабов, которых можно было рассмотреть в бинокли.

            Но что они могли сделать? Как помочь?

         

      IV

           

            Рассвело.

            Утро было серое и печальное. Низкие темные тучи заволакивали небо. Ветер не стихал. Волны по-прежнему были громадны.

            "Жемчуг" по временам трещал от ударов, но еще держался на воде.

            Бледный, казавшийся стариком капитан, не сомневавшийся почти, что жена и трое его детей, оставшихся в Кронштадте, сегодня сделаются сиротами, все-таки не показывал ни перед кем своего отчаяния и распоряжался, словно бы надеялся на спасение.

            И он обошел палубу и говорил, ободряя матросов:

            -- Скоро ветер стихнет, и мы на шлюпках доберемся до берега. Не робей, молодцы ребята!

            И "молодцы ребята" как будто верили -- так им хотелось верить! -- и отвечали:

            -- Рады стараться, вашескобродие!

            Вернувшись на мостик, капитан сказал старшему офицеру:

            -- Если бы конец подать на берег и на этом конце укрепить канат!.. Это единственная возможность спасти людей. Но как подать? Шлюпку немедленно зальет. Ветер не стихает. Барометр падает.

            -- Разве вплавь, Иван Семеныч?

            -- Вплавь? Но кто решится? Это верная гибель. Если чудом и доплывет, то разобьется о камни... Весь берег ими усеян... Но, во всяком случае, надо попробовать... Арабы могут перехватить конец, и тогда мы спасены. Прикажите поставить людей во фронт. Я вызову охотников.

            Когда люди выстроились, капитан подошел к фронту и, объяснив, в чем дело, крикнул:

            -- Есть ли охотники выручить всех нас, ребята? Если есть, выходи.

            Никто не шелохнулся. Всякий с ужасом взглядывал на пенистые волны, гребешки которых вкатывались на палубу.

            Только маленький чернявый Матросик вышел из фронта, решительно подошел к капитану и, застенчиво краснея, проговорил:

            -- Я желаю, вашескобродие!

            -- Ты, Матросик? -- удивленно воскликнул капитан, невольно оглядывая маленькую, тщедушную на вид фигурку Матросика.

            -- Точно так, вашескобродие.

            -- Куда тебе!.. Ты сейчас же утонешь!

            -- Не извольте беспокоиться, вашескобродие... Я к воде способен. Плаваю, вашескобродие!

            -- И хорошо?

            -- Порядочно, вашескобродие! -- скромно ответил Матросик, бывший превосходным пловцом.

            -- Но ты знаешь, чем рискуешь?

            -- Точно так, вашескобродие!

            -- И все-таки желаешь?

            -- Буду стараться, вашескобродие! Как для людей не постараться! -- просто прибавил он.

            -- Ты будешь нашим спасителем, если подашь конец... От имени всех спасибо тебе, Матросик! -- проговорил взволнованно капитан.

            Матросик разделся догола, одел пробковый пояс и обвязался концом.

            Когда все было готово, он низко поклонился всем и дрогнувшим голосом произнес:

            -- Прощайте, братцы!

            -- Прощай, Матросик!

            Все смотрели на него как на обреченного.

            Он бросился в волны.

         

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту