Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

3

            -- Коли встречных судов боится, все равно не увидишь скоро. Слава богу, хоть штурма прикончилась, а все-таки нехорошая ночь! -- раздался чей-то голос.

            -- То-то вахтенный и опасается, что ночь!.. И пары по той же причине... И ходу нам нет! -- сказал Матросик.

            -- По какой причине?

            -- А по той самой, братцы, что неизвестно, в какие места нас буря занесла. Вот он и опаску имеет. В море, братцы, завсегда надо опаску иметь. Я хоть и по озеру ходил, а бога приходилось-таки часто вспоминать! -- проговорил Матросик.

            С этими словами он повернул голову к океану и стал зорко всматриваться вперед, в покачивавшийся на волнах клипер.

            Смотрел Матросик минут пять -- десять и вдруг крикнул неестественно громким голосом.

            -- Бурун под носом!

            -- Марса-фалы отдать!.. -- тревожно скомандовал вахтенный мичман.

            Марселя бесшумно упали, и в то же мгновение "Жемчуг" остановился, врезавшись в гряду, и беспомощно стал биться, словно птица, попавшая в силки.

         

      III

           

            Капитан мгновенно проснулся и через минуту был на мостике. Старший офицер и старший штурман были там же. Все офицеры и все матросы, наскоро одевшись, выскочили наверх.

            Клипер било жестоко о камни, и машина, работавшая полным ходом, не могла его сдвинуть с места. Видно было, что "Жемчуг" засел плотно.

            Все были в подавленном состоянии.

            Ветер дул свежий, и волны кружились вокруг клипера. Кругом кромешная тьма.

            Прошло бесконечных десять минут, и снизу дали знать, что течь увеличивается. Пущены были в ход все помпы, но вода тем не менее все прибывала. Положение было критическое, и не было никакой возможности высвободиться из него. И помощи ожидать было не от кого.

            Однако на всякий случай зарядили орудия, и через каждые пять минут раздавались выстрелы, разносившие по океану весть о бедствии.

            Но никто этих выстрелов, казалось, не слыхал.

            Верхняя и нижняя палубы осветились фонарями. Молчаливые и сосредоточенно-серьезные матросы торопливо вытаскивали рангоут, разные вещи. У денежного сундука, вынесенного из капитанской каюты, стоял часовой.

            Несмотря на работу всех помп, клипер постепенно наполнялся водой через полученные пробоины от ударов о камни гряды, в которой он засел. О спасении клипера нечего было и думать, и потому по приказанию капитана принимались меры для спасения людей и для обеспечения их провизией.

            Но ночью, при громадном волнении, спустить шлюпки и посадить на них людей было бы безумием. Приходилось ждать рассвета.

            И в голове каждого моряка, несмотря на спокойные, по-видимому, голоса капитана и старшего офицера, отдававших приказания, проносилась ужасная мысль:

            "Не исчезнет ли "Жемчуг" в волнах до рассвета?"

            Наконец забрезжило, и из сотни человеческих грудей вырвался крик радости. Громкое "ура" разнеслось по океану, споря с ревом ветра и гулом бурунов.

            Высокий, казалось, отвесный, берег неясными контурами выделялся близко, совсем близко. Между ним и грядой, на которой бился "Жемчуг", было не более пятидесяти сажен.

            Но радость быстро сменилась отчаянием. Ветер не стихал; волны с грозным ревом разбивались

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту