Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

1

            -- Вперед смотреть!

            Нередко тоже раздавался его молодой звонкий голос:

            -- На марса-фалах стоять!

            На эти предупреждающие окрики и часовые на баке и вахтенные матросы, стоящие у марса-фалов, тотчас же отвечали:

            -- Есть, смотрим! Есть, стоим!

            -- Все равно ничего не увидать в этой проклятой тьме! -- сердито проворчал капитан себе под нос, ни к кому не обращаясь.

            И минуту спустя приказал вахтенному офицеру:

            -- Велите разводить пары!

            -- Есть!

            Мичман послал рассыльного за старшим механиком и вслед за тем дернул ручку машинного телеграфа.

            Капитан почти не спал двое суток, позволяя себе вздремнуть в своей каюте час-другой, во время которых на мостике капитана заменял старший офицер.

            И теперь его жестоко клонило ко сну.

            Но он простоял еще два часа, пока не были готовы пары, и только тогда решил сойти отдохнуть.

            Перед уходом он тихо заметил старшему штурману, стоявшему у компаса:

            -- Береженого и бог бережет, Степан Степаныч!

            -- Совершенно верно-с, Иван Семеныч! -- подтвердил старший штурман.

            -- И если, не дай бог, нанесет нас на мель...

            Старший штурман угрюмо сплюнул и сурово сказал:

            -- Зачем наносить!

            -- Так все же машина поможет. Не так ли, Степан Степаныч?

            Судя по тону голоса капитана, ему очень хотелось слышать от старого, опытного, много плававшего штурмана подтверждение своих слов, которым он и сам едва ли очень верил.

            Что, в самом деле, могла сделать машина, да еще не особенно сильная, при таком свежем ветре и громадном волнении!

            -- Конечно-с! -- лаконически ответил старший штурман.

            Но его лицо, слабо освещенное светом, падавшим от компаса, старое, угрюмо-спокойное лицо, густо поросшее седыми баками, по-видимому нисколько не разделяло надежд капитана на действительность помощи машины.

            И, словно бы желая в свою очередь успокоить свою тайную тревогу и тревогу капитана, он прибавил:

            -- Положим, ураган жарил по направлению к берегу, но все же в начале урагана мы были в пятидесяти милях от берега и держались в бейдевинд... Вот, бог даст, завтра определимся... А теперь вам выспаться следует, Иван Семеныч!

            -- То-то очень спать хочется... Пойду вздремнуть.

            И, обращаясь к вахтенному офицеру, громко и властно сказал:

            -- Хорошенько вперед смотреть!.. Как бы берега близко не было... Чуть что заметите, дайте знать!

            -- Есть! -- ответил мичман.

            Капитан ушел и, не раздеваясь, бросился, как был, в кожане поверх сюртука и в фуражке, на диван и мгновенно уснул.

         

      II

           

            Притулившись на баке у наветренного борта, кучка вахтенных матросов, одетых в кожаны, с зюйдвестками на головах, тихо лясничала.

            Чей-то громкий и насмешливый голос говорил:

            -- Ну, разве не дурак ты, Матросик?! Как есть дурак!

            Тот, кого звали Матросиком, тихо засмеялся и простодушно ответил:

            -- Дурак, значит, и есть.

            -- Да как же не дурак! Сидел бы теперь у себя дома, в деревне, а заместо того взял да и за другого на службу пошел... И хоть бы за деньги, а то дарма! Небось, ничего не дали?

       

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту