Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

13

всех назначенных им командиров... Пусть они там все беснуются со своим адмиралом!

            И адмирал Шримс залился густым веселым хохотом.

         

      ***

           

            Пробило шесть склянок.

            Адмирал перестал любоваться морем и, надев фуражку, поднял глаза на рангоут.

            Лейтенант Снежков, следивший за каждым шагом адмирала, тоже возвел очи, чувствуя душевное беспокойство.

            -- А я на вашем месте, Владимир Андреевич, давно бы прибавил парусов, а то срам-с... мешаем "Голубчику" нести брамсели!

            -- Какие прикажете поставить, ваше превосходительство? -- испуганно спросил вахтенный лейтенант.

            -- Сами разве не знаете-с? -- внезапно закипая, воскликнул адмирал. -- А еще морской офицер! Ставьте лиселя с правой и топселя!..

            Снежков засуетился и закомандовал.

            Суетливость его, видимо, раздражала беспокойного адмирала. Уже заходили скулы и стали подергиваться плечи его превосходительства, но быстро исполненный маневр постановки парусов вернул ему прежнее хорошее расположение духа.

            Корвет чуть-чуть прибавил ходу, и адмирал с самым приветливым видом сказал, чувствуя потребность ободрить смущенного лейтенанта:

            -- Вот видите, любезный друг, мы на четверть узла и прибавили ходу...

            Этот "любезный друг" не привел, однако, лейтенанта Снежкова в радостное настроение. И он, как и другие, очень хорошо знал, что у беспокойного адмирала вслед за "любезным другом" мог появиться такой нелюбезный окрик, от которого у тетки Авдотьи положительно душа уходила в пятки.

            -- А что, гардемарины встают?

            -- Не знаю, ваше превосходительство.

            -- Да что вы меня титулуете?.. Я сам знаю, что я его превосходительство... Пошлите-ка будить гардемаринов... Нечего им валяться... Такое прекрасное утро, а они спят.

         

      V

           

            Гроза офицеров, беспокойный адмирал особенно школил юнцов гардемаринов, относительно которых был не только требовательным адмиралом, но, так сказать, и гувернером-педагогом, заботившимся не об одной морской выучке, а также о пополнении общего образования, довольно скудно отпущенного морякам морским корпусом.

            Нечего и говорить, что шесть гардемаринов и три штурманские кондуктора, бывшие на флагманском корвете, не очень-то были признательны своему надоедливому учителю, и, признаться, надоел он им таки порядочно.

            И зато каких только прозвищ они ни придумывали адмиралу и каких только стихов ни сочиняли про него!

            Когда адмирал спустился с мостика и заходил по шканцам, в открытый люк гардемаринской каюты до него доносился веселый говор встающих молодых людей. И вдруг чей-то тенорок запел:

           

            Не пора ль рассказать.

            Как пришлося

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту