Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

14

представившиеся матросу.

            Придумывая более или менее остроумные способы для достижения заданной себе цели, Лучкин тотчас же приводил их и в исполнение.

            Он тыкал в грудь маленького негра и говорил: "Максимка", затем показывал на себя и говорил: "Лучкин". Проделав это несколько раз и не достигнув удовлетворительного результата, Лучкин отходил на несколько шагов и вскрикивал: "Максимка!" Мальчик скалил зубы, но не усваивал и этого метода. Тогда Лучкин придумал новую комбинацию. Он попросил одного матросика крикнуть: "Максимка!" -- и когда матрос крикнул, Лучкин не без некоторого довольства человека, уверенного в успехе, указал пальцем на Максимку и даже для убедительности осторожно затем встряхнул его за шиворот. Увы! Максимка весело смеялся, но, очевидно, понял встряхивание за приглашение потанцевать, потому что тотчас же вскочил на ноги и стал отплясывать, к общему удовольствию собравшейся кучки матросов и самого Лучкина.

            Когда танец был окончен, маленький негр отлично понял, что пляской его остались довольны, потому что многие матросы трепали его и по плечу, и по спине, и по голове и говорили, весело смеясь:

            -- Гут, Максимка! Молодца, Максимка!

            Трудно сказать, насколько бы увенчались успехом дальнейшие попытки Лучкина познакомить Максимку с его именем -- попытки, к которым Лучкин хотел было вновь приступить, но появление на баке мичмана, говорящего по-английски, значительно упростило дело. Он объяснил мальчику, что он не "бой", а Максимка, и кстати сказал, что Максимкиного друга зовут Лучкин.

            -- Теперь, брат, он знает, как ты его прозвал! -- проговорил, обращаясь к Лучкину, мичман.

            -- Премного благодарен, ваше благородие! -- отвечал обрадованный Лучкин и прибавил: -- А то я, ваше благородие, долго бился... Мальчонка башковатый, а никак не мог взять в толк, как его зовут.

            -- Теперь знает... Ну-ка, спроси.

            -- Максимка!

            Маленький негр указал на себя.

            -- Вот так ловко, ваше благородие... Лучкин! -- снова обратился матрос к мальчику.

            Мальчик указал пальцем на матроса.

            И оба они весело смеялись. Смеялись и матросы и замечали:

            -- Арапчонок в науку входит...

            Дальнейший урок пошел как по маслу.

            Лучкин указывал на разные предметы и называл их, причем, при малейшей возможности исковеркать слово, коверкал его, говоря вместо рубаха -- "рубах", вместо мачта -- "мачт", уверенный, что при таком изменении слов они более похожи на иностранные и легче могут быть усвоены Максимкой.

            Когда просвистали ужинать, Максимка уже мог повторять за Лучкиным несколько русских слов.

            -- Ай да Лучкин! Живо обучил арапчонка. Того и гляди, до Надежного мыса понимать станет по-нашему! -- говорили матросы.

            -- Еще как поймет-то! До Надежного ходу никак не меньше двадцати ден... А Максимка понятливый!

            При слове "Максимка" мальчик взглянул на Лучкина.

            -- Ишь, твердо знает свою кличку!.. Садись, братец, ужинать будем!

            Когда после молитвы раздали койки, Лучкин уложил Максимку около себя на палубе. Максимка, счастливый и благодарный, приятно потягивался на матросском тюфячке, с подушкой под головой и под одеялом, --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту