Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

7

не боится, было так сильно, что он продолжал еще болтать и не представлял себе, что адмирал, в ожидании горячей воды, уже бешено и порывисто, словно зверь в клетке, ходит в одном нижнем белье по большой роскошной каюте, бывшей приемной и столовой, и нервно поводит плечами.

            Еще одна-другая раздражительная минута напрасного ожидания, как дверь адмиральской каюты приоткрылась, и на палубе раздался резкий, металлический, полный энергия и закипающего гнева голос:

            -- Ваську послать!

            Владимир Андреевич невольно вздрогнул, словно лошадь, получившая шпоры, и торопливо, во всю силу своих легких крикнул визгливым тенорком:

            -- Ваську послать!

            -- Ваську посла-а-ть! -- раздался зычный голос боцмана в палубу и долетел до ушей Васьки.

            -- Дождался! -- иронически бросил кок.

            -- Ишь ведь, не потерпит секунды... Черт! -- проговорил Васька и уж далеко не с прежним видом гоголя выскочил наверх и понесся к адмиралу с кувшином в руках, придумывая на бегу отговорку.

            Едва только красная жокейская фуражка исчезла под ютом, как через отворенный и прикрытый флагом люк адмиральской каюты послышались раскаты звучного адмиральского голоса, прерываемые тоненькой и довольно нахальной фистулой Васьки.

            -- Мерзавец! -- донесся заключительный аккорд, и все смолкло.

            Адмирал начал бриться.

            Минут через двадцать адмирал, свежий, с гладковыбритыми мясистыми щеками, в черном люстриновом сюртуке, с белоснежными отложными воротничками сорочки, открывавшими короткую загорелую шею, легкой поступью взошел на мостик и в ответ на поклон смутившегося Владимира Андреевича снял фуражку, с приветливой улыбкой протянул широкую руку и весело проговорил:

            -- С добрым утром, Владимир Андреич!

            И, бросив довольный взгляд на широкий простор океана, прибавил:

            -- А ведь мы славно идем, не правда ли?

            -- Отлично, ваше превосходительство! Десять узлов!

            -- И погода чудесная... Позвольте-ка бинокль.

            Владимир Андреевич передал бинокль, и адмирал, подойдя к краю мостика, стал смотреть на шедший впереди и чуть-чуть на ветре клипер "Голубчик".

            "Он в духе сегодня!" -- радостно подумал Владимир Андреевич, поглядывая на беспокойного адмирала.

         

      IV

           

            Полюбовавшись клипером, адмирал отвел глаза от бинокля и, передав его вахтенному офицеру, видимо удовлетворенный, стал смотреть в океанскую даль.

            Он снял белую с большим козырем фуражку, подставив ветру свою большую черноволосую, заседавшую у висков, коротко остриженную голову, и с наслаждением вдыхал утреннюю прохладу чудного морского воздуха.

            Это был плотный и крепкий человек небольшого роста, лет сорока

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту