Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

5

на мостик, Владимир Андреевич зашагал, тревожно осматриваясь вокруг. Он то и дело подходил к компасу, чтобы посмотреть, по румбу ли идет корвет, взглядывал на надувшийся вымпел, чтобы удостовериться, не зашел ли ветер, -- словом, обнаруживал тревожное усердие. И когда на мостик поднялся старший офицер, который с раннего утра тоже носился по всему корвету как оглашенный, присматривая за общей чисткой, Владимир Андреевич поторопился ему сообщить, что адмирал встает.

            -- Бриться только будет! -- прибавил он.

            -- Ну и пусть себе встает! -- равнодушным, по-видимому, тоном проговорил длинный, высокий и худой старший офицер, с очками на близоруких глазах. -- Придраться ему, кажется, не за что... У нас все, слава богу, в порядке... А впрочем, кто его знает?.. С ним ни за что нельзя ручаться!.. И не ждешь, за что он вдруг разнесет! -- с внезапным раздражением прибавил старший офицер.

            -- То-то и есть! -- как-то уныло подтвердил Владимир Андреевич.

            Расставив свои длинные ноги, старший офицер поднял голову и стал оглядывать паруса и такелаж.

            -- Что, кажется, стоят хорошо, Михаил Петрович? Все до места? Реи правильно обрасоплены? -- спрашивал Снежков с тревогой в голосе, ища одобрения такого хорошего моряка, как старший офицер.

            -- Все отлично, Владимир Андреич... Не волнуйтесь напрасно, -- успокоил его старший офицер после быстрого осмотра своим зорким морским взглядом парусов... -- А ветерок-то славный... Ровный и свеженький... Как у нас ход?

            -- Десять узлов.

            -- С таким ветерком мы скоро и в Нагасаки прибежим... А "Голубчик" лучше нашего ходит... Ишь, брамсели убрал, а все впереди идет! -- не без досады проговорил старший офицер, ревнивый к достоинствам других судов и точно оскорбленный за отставание "Резвого".

            Он взял бинокль и жадным взглядом впился в "Голубчика", надеясь увидать какую-нибудь неисправность в постановке парусов. Но напрасно! На "Голубчике", стройном, изящном и красивом, все было безукоризненно, и самый требовательный глаз не мог бы ни к чему придраться. Недаром и там старший офицер был такой же дока и такой же ученик беспокойного адмирала, как и Михаил Петрович.

            Старший офицер несколько минут еще любовался "Голубчиком" и, отводя бинокль, промолвил:

            -- Славный клиперок!

            Владимир Андреевич совсем чужд был этим морским ощущениям и, равнодушно взглянув на "Голубчика", спросил:

            -- А долго мы простоим в Нагасаки, Михаил Петрович?

            -- Возьмем уголь и уйдем.

            -- В Австралию?

            -- Говорят, что в Австралию.

            -- Разве это не наверное?

            -- Да разве с нашим адмиралом знаешь наверное, куда кто пойдет?.. Держи карман! Я вот в первое

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту