Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

4

щегольства перед баковой аристократией -- и приостановился, зевая и щуря на солнце свои бегающие, как у мыши, плутовские карие глаза.

            -- Встал? -- беспокойно спросил Владимир Андреевич, значительно понижая свой визгливый тенорок, и мотнул головой по направлению адмиральского помещения.

            -- Встает... Только что проснулся. Сегодня бреемся. Вот за горячей водой иду! -- развязно отвечал Васька, взглядывая на вахтенного начальника с снисходительной улыбкой, которая, казалось, говорила: "И чего ты так боишься адмирала?"

            И, словно желая успокоить Снежкова, прибавил фамильярным тоном, каким позволял себе говорить с некоторыми офицерами:

            -- Раньше как через полчаса, а то и час, он не выйдет, Владимир Андреевич. При качке-то скоро не выбреешься, какой ни будь нетерпеливый человек. На прошлой неделе щеки-то порезал от своей скорости.

            И Васька направился далее, умышленно замедляя шаги.

            "Я, дескать, не очень-то спешу для адмирала, которого вы все боитесь!"

            Владимир Андреевич немедленно засуетился. Он первым делом озабоченно поднял голову, взглядывая на верхние паруса. Теперь ему казалось, что марсели и брамсели не вытянуты как следует, и он скомандовал подтянуть шкоты. А затем понесся на бак осмотреть кливера.

            -- Кливера не до места, не до места... Как же это? -- с жалобным упреком и с выражением страдания на лице обратился Владимир Андреевич к вахтенному гардемарину, который с самым беспечным видом коротал вахту, разгуливая по баку.

            -- Кажется, кливера до места, Владимир Андреич.

            -- Вам кажется, а мне попадет!.. Не вам, а мне!.. Адмирал увидит и... Скорей вытяните кливер-шкоты...

            -- Есть! -- отвечал гардемарин.

            -- Да снасти... приберите их... Боцман! ты чего смотришь, а?

            Подскочивший с засученными до колен штанами пожилой боцман, который с раннего утра усердствовал, наблюдая за чисткой и надрывая горло от ругани, докладывал успокоительным тоном:

            -- Уборка еще не окончена, палуба мокрая, ваше благородие! Как, значит, справимся с уборкой, тогда и снасть уберем, ваше благородие!

            -- А ты поторапливай уборку, поторапливай, братец!

            -- Есть, ваше благородие!

            В официально-почтительном взгляде боцмана скользнула улыбка. И он подумал: "И с чего ты зря суетишься?"

            -- И вообще... -- снова начал было Владимир Андреевич.

            Но так как он решительно не знал, что еще "вообще" сказать, то, оборвав фразу, побежал назад, покрикивая занятым чисткой матросам:

            -- Пошевеливайся, братцы, пошевеливайся!

            Матросы усмехались и вслед ему говорили:

            -- Видно, адмирал скоро выйдет, что тетка Авдотья забегала.

            Поднявшись

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту