Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

137

и... кокетничает на старости лет... Ведь ей за сорок!.. Наверное за сорок!..

            -- Пожалуй...

            -- Не пожалуй, а наверное! -- заговорила Антонина Сергеевна более энергичным тоном, как только дело пошло о найденной любовнице мужа, которая так долго была ей неизвестна, и эта неизвестность так беспокоила. -- Она скрывает свои годы... Эта взбалмошная, глупая Ольга, с которой Тина почему-то дружит, как-то проговорилась, что ее неприличной маменьке сорок пять лет. Да оно так и должно быть... Ольге двадцать четыре...

            Инна Николаевна про себя усмехнулась, слушая, как мать, обыкновенно правдивая даже в мелочах, под влиянием ревности безбожно прибавляла года не только Ордынцевой, но и ее дочери. И, предоставляя матери прибавить сколько угодно лишних лет Анне Павловне, Инна все-таки заступилась за Ольгу и сказала:

            -- Ей, мамочка, меньше... Право, меньше!

            -- Ты вечно споришь! -- с неудовольствием произнесла Антонина Сергеевна, хотя Инна очень редко с ней спорила. -- Ольга моложе Тины на один год... Я это знаю! -- прибавила Козельская в виде неотразимого женского аргумента.

            И с большим оживлением и в лице и в голосе и с большим злорадством, чем можно было предполагать в святой женщине, она продолжала:

            -- И эта размалеванная толстуха имеет претензию завлекать мужчин! Ты знаешь, Инна, я не имею привычки злословить. Но разве ты не заметила, какие откровенные вырезы у нее на платьях, когда она является к нам на эти дурацкие фиксы, -- они положительно расстраивают и без того мое слабое здоровье! -- и с каким бесстыдным кокетством она держит себя с мужчинами... Думает, что у нее античная шея и грудь Венеры!.. Ты разве не заметила, как показывает она свои прелести?

            Инна, чтобы не огорчать мать, покривила душой и сказала, что Ордынцева действительно открывается более, чем бы следовало в ее же интересах.

            -- Именно... именно, Инночка... Ты это метко заметила... По одному тому, как она держит себя с мужчинами в обществе, можно судить, какая это распущенная женщина. Немудрено, что такой порядочный человек, как Ордынцев, не мог более терпеть и бежал от этой проблематической особы... Вероятно, узнал про ее авантюры... Я только удивляюсь вкусу ее поклонников... Ухаживать за таким жирным куском мяса!..

            В лице Антонины Сергеевны стояло презрительное выражение и к этому "куску мяса" и к его поклонникам, и в то же время в душе ей было завидно и больно.

            Это Инна почувствовала, и ей стало обидно за мать.

            -- Впрочем, мужчины не особенно разборчивы и легко поддаются женщинам, которые бросаются им на шею... Нужды нет, что подобные твари вносят несчастие в чужие семьи! Бойся таких, Инна! -- с озлоблением прибавила Антонина Сергеевна...

            У Инны более не было сомнения в том, что мать узнала о связи отца с Ордынцевой.

            Недаром же она, обыкновенно незлоречивая и снисходительная к людским слабостям, когда они не касались ее и семьи, с такою несдержанностью бранила Ордынцеву и удивлялась неразборчивости ее поклонников или, вернее, одного поклонника.

            В этом отношении Антонина Сергеевна была последовательна и с неизменным постоянством ужасалась вкусу своего мужа, как только узнавала об его увлечении. И тогда женщина, обращавшая на себя особенное внимание Николая Ивановича, в глазах Антонины Сергеевны представляла собой сочетание всевозможных физических и нравственных несовершенств. Она еще могла бы понять увлечение какой-нибудь действительно стоящей женщиной, но так как выбор Николая Ивановича, по мнению Антонины Сергеевны, был всегда неудачен и "особа" бывала или толста до безобразия, или худа, как скелет, и притом зла и коварна, то, разумеется, Антонина Сергеевна не

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту