Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

10

скажи, а мне есть дело! -- продолжал Исайка и одобрительно и ласково подмигнул глазом.

            -- А черт его знает за сколько?

            -- Гмм... Денег не брал?.. Пил только. А много ты примерно выпил?.. Штофа два?

            -- И полведра вали. Я ведь не жид, а хрещеный.

            -- Ай, ай, полведра! -- ахнул Исайка.

            -- Да ты к чему это гнешь?.. -- уже мягче спросил Рябой, взглядывая на Исайку и пораженный необыкновенно участливым выражением его лица.

            -- Хочу шинель твою достать! -- кротко промолвил Исайка. -- Объясни, в каком кабаке ты ее оставил. А уж я шинель принесу.

            -- Ты? -- выговорил только Рябой.

            И больше не мог в первое мгновение ни слова прибавить, тронутый до глубины души этим великодушным предложением.

            -- Ввек не забуду, Исайка! Вызволил! -- наконец дрогнувшим голосом проговорил Рябой и, вероятно желая выразить свои чувства во всей полноте, прибавил: -- Жид, а какой добрый!

            Исайка чуть-чуть усмехнулся от этого комплимента и стал расспрашивать, где кабак, в котором Рябой вчера пьянствовал.

            Рябой подробно объяснил и смущенно прибавил:

            -- Только целовальник сдерет... Пожалуй, рублей пять заломит!

            На физиономии Исайки появилось деловое выражение кровного еврея, собирающегося сделать коммерческое дело, и он снова подмигнул глазом, на этот раз не без некоторого лукавства, и сказал:

            -- Небось Исайка будет торговаться. Исайка лишней копейки не даст.

            Он тотчас же отпросился у фельдфебеля со двора и отправился в указанный Рябым кабак.

            Прожженный молодой ярославец-кабатчик, увидев Исайку, вопросительно повел на него глазами. Исайка деликатно объяснил, что пришел за шинелью Ивана Рябого.

            -- А деньги принес?

            -- Вам сколько денег?

            -- Семь рублей, -- не мигнув глазом, отвечал кабатчик.

            -- Не много ли будет? -- прищурив глаза, протянул Исайка.

            -- А много, так уходи.

            -- Я бы и ушел, да товарища жалко... Вы сами знаете, казенная вещь... Ему достанется... Казенная вещь -- царская... Как ротный узнает, что вы у матроса взяли царскую вещь, большие неприятности выйдут... Ай, ай, ай! какие неприятности!.. Полиция и все такое. Царская вещь не может пропасть. -- И Исайка с серьезным видом покачал головой. -- Рябой приказал отдать полтора рубля и просить шинель и сапоги... А уж затем, как вам будет угодно! -- прибавил Исайка равнодушным, казалось, тоном и сделал вид, будто собирается уходить.

            -- Да ты постой...

            -- Извините!.. Мне некогда... Я казенный человек. Меня сам господин фельдфебель послал, Авдей Трифоныч -- изволите знать? Он тоже у вас вино берет. "Ходи, говорит, Исайка, за шинелью, чтоб не было, говорит, неприятностей".

            Начали торговаться. Исайка несколько раз выходил из кабака и возвращался, желая сберечь свои кровные деньги, которые он хранил как зеницу ока. И было-то у него прикоплено всего-навсего рублей двадцать от двугривенных, которые ему давали -- и то не всегда -- за его работу.

            Наконец шинель и сапоги были выкуплены за два рубля двадцать копеек, и Исайка, завернув вещи в узел, ушел, веселый и торжествующий, из кабака, не обращая никакого внимания на то, что обозленный

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту