Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

31

что все сплетни...

            -- А ты?

            -- Ну, конечно...

            -- Что конечно?

            -- Оборвал...

            -- А он?

            -- Он... Он, Бетси, кажется, не так виноват...

            -- Это почему?

            -- Обиделся... Прошу, говорит, формального следствия...

            -- Ну?..

            -- Ну, к чему следствие. Я... я... сказал, что если захочу, то прикажу назначить следствие.

            -- И ты еще извинился, пожалуй.

            -- Ничего подобного. И знаешь ли что, Бетси?

            -- Что?

            -- Не наврал ли Непобедный про речь?..

            -- А знаешь, что я тебе скажу, Пармен Степаныч?

            -- Что, Бетси? -- смущенно спросил адмирал, словно бы заранее ожидая неприятности.

            -- Ты -- дурак.

            -- Вот ты всегда недовольна. И непременно скажешь неприятность.

            -- Да как же!? -- раздраженно воскликнула Елизавета Григорьевна. И, понижая голос, чтобы никто не слышал ее "бенефисов", она продолжала: -- Невежа Артемьев преднамеренно оскорбил твою жену, жену своего начальника. Ты знаешь?.. Я не хотела, чтобы ты за это преследовал его. Но его во всяком случае неприличная речь матросам требовала строгого выговора. Ты, кажется, вполне со мною согласился. Непобедный не мог так наврать. И ты даже не сумел сделать выговора. Я-то стараюсь. Облегчаю тебя. А ты?.. Хорош адмирал!.. Где с ним говорил?..

            -- В капитанской каюте.

            -- И дурак!.. Нужно было разнести наверху. Он не осмелился бы отвечать. Ну, скажи, -- ты извинился?.. Струсил?

            -- Стану я извиняться! -- не без отваги отчаяния врал Пармен Степанович.

            -- Ну, то-то!.. -- И, несколько успокоенная, адмиральша проговорила: -- По крайней мере Артемьева не будет, уйдет завтра, и мы не будем видеть этого дерзкого невежу. Ну, идем завтракать. Достала консервованных грибов у консула. Привезли из России. Будут жареные в сметане. Ведь любишь?..

            Адмирал просветлел и от окончания бенефиса и от грибов, и, целуя руку жены, сказал с добродушием довольного человека:

            -- Умница ты, Бетси... У, какая умница! Тебя бы назначить министром!

           

         

      XVI

           

            Через два дня "Воин" вошел в Тихий океан, направляясь в негостеприимное Берингово море, куда посылало высшее морское начальство.

            Давно уже американцы и другие иностранцы охотились за морским зверем у наших берегов, нарушая договоры, по которым охота за морским зверем допускалась в десяти милях от побережья наших северных морей (Охотского и Берингова) и в тридцати от Командорских островов, где особенно было много драгоценных котиков.

            Нерегулярно посылались военные суда для охраны берегов. Котики безжалостно уничтожались иностранцами. Драгоценный зверь уменьшался. Изредка появлялись в русских газетах статьи о бессовестном разбойничьем поведении иностранных китобоев и шкун.

            И несколько лет до посылки "Воина" в крейсерство появилась военная шкуна у Командорских островов.

            Капитан ее наводил страх на капитанов "купцов", занимавшихся ловлей котиков на нашей зоне. Бдительный моряк взял, как призы, две американские шкуны и послал несколько ядер вдогонку убегающему под всеми парусами клиперу, нагруженному драгоценным зверем.

            Цена на котиков сильно повысилась на бирже Сан-Франциско и на биржах во многих портах Дальнего Востока.

            И вдруг, совершенно

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту