Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

26

же эта грязь?..

            -- Не требовал прежний старший офицер!

            -- А я буду требовать!

            В тот же вечер "новый" нечаянно услыхал, что оба боцмана посмеивались над ним, уверенные, что он только сначала "хорохорится", и заметил, что в кают-компании с ним все были сдержанны и сухи.

            А Непобедный рассказывал о каких-то новых порядках, которые завел на каком-то острове какой-то Дон-Кихот.

            "Пробуют", -- подумал Артемьев и не обратил ни малейшего внимания.

            Часов в девять он съехал на берег. Отправил телеграмму и зашел в ресторан одного из лучших отелей.

            Он сел за столик, лениво отхлебывал портер и, мрачный, посматривал на публику, как вдруг к нему подошел в статском платье Кауров. Он был несколько красен, но не пьян.

            -- Позволите на минуту подсесть, Александр Петрович?

            -- Пожалуйста, Иван Николаич!

            И Артемьев как-то виновато и ласково улыбнулся. А Кауров, посмеиваясь, рассказывал:

            -- За обедом Марфа Посадница жаловалась адмиралу на вас. Еще бы! Не прикладывались к ручке... Не титуловали... За ее пакостные намеки назвали сплетницей. Хвалю... Она и насчет этого прошлась... да и обо всех ваших поступках "вообще". Гости... А, верно, уж было накаливание a part*... Так вы имейте в виду и завтра подтяните крейсер... Приедет адмирал и будет придираться. Ну, а вам, Александр Петрович, "пофартило". Послезавтра уйдете от адмиральши в крейсерство на Север. Это не наш адмирал придумал... Берендеев приказал из Петербурга.

            ______________

            * Усиленное (франц.).

           

            -- Очень вам благодарен, Иван Николаич... Не угодно ли стакан портера?

            -- Стакан... я уже порядочно выпил этих стаканов... а впрочем...

            Кауров пригубил стакан и сказал:

            -- А я ведь, Александр Петрович, собственно говоря, не для этого предупреждения подсел к вам...

            У Артемьева екнуло сердце.

            -- Моя Вавочка вас того... приоболванила? Втемяшились?

            -- Да, Иван Николаич!

            -- И шлем без козырей?

            -- Вроде этого...

            -- Вавочка умеет. Без этого скучно... Особенно если сама увлечется... А вы, слава богу... чего лучше мужчина! Разумеется, для вас первого она пожертвовала супружеским долгом и познала настоящую любовь... и, верно, развода хочет с постылым Иваном Николаичем и с вашею Софией Николаевной... одним словом, роман... Но только вы этому не верьте... Когда она вам говорила или писала -- она верила. А затем... Много было этих первых жертв... знаете ли, по привычке, как боцмана прежде ругались... Ну, и интереснее каждому любовнику быть первым... Но... на кой черт ей бросать мужа?.. Содержание ничего себе... Вернется, и ему хватит. И не приедет она в Нагасаки. И вы, милый человек, не впадайте в меланхолию... Я вот давно привык... Ничего не поделаешь... Есть же такие женщины... большого сердца... Верьте, не приедет сюда... И знаете ли почему?

            -- Почему?

            -- Вавочка теперь подковывает Нельмина... Того и гляди, еще женит на себе... Ну, будьте здоровы, Александр Петрович.

            С этими словами Кауров ушел.

           

         

      XIV

           

            -- Здорово, молодцы!

            Адмирал крикнул свое приветствие громко, отрывисто и щеголевато весело, видимо уверенный, что одно появление его обрадует команду крейсера "Воин", выстроенную

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту