Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

22

          Артемьев присел. Но не закурил.

            -- Кажется, имею удовольствие видеть господина Артемьева, нового старшего офицера крейсера "Воин"?

            "Отлично знаешь, кто я такой, из доклада с вахты. Но, верно, допрос по порядку?" -- подумал молодой человек и ответил утвердительно.

            -- Ваше имя и отчество?

            -- Александр Петрович.

            -- А меня зовут Елизаветой Григорьевной. Сегодня пришли на "Добровольце"?

            -- Час тому назад.

            Прошла пауза. Адмиральша помахала веером, подровняла на обеих руках кольца и не без иронически-шутливого упрека сказала:

            -- А я думала, что вы, Александр Петрович, удостоите представиться жене начальника эскадры и расскажете что-нибудь интересное с родины... А вы было бежать... Это нелюбезно, молодой человек.

            "Начинается разнос?" -- усмехнулся про себя Артемьев и сказал:

            -- Я не смею беспокоить вас, Елизавета Григорьевна.

            -- Вот как! -- не то удовлетворенно, не то недоверчиво протянула адмиральша.

            -- Я по службе, Елизавета Григорьевна... Явиться к его превосходительству.

            -- Пармен Степаныч отдыхает. Я ему скажу, что вы являлись. Передать ему что-нибудь надо?..

            -- Очень вам благодарен. Решительно ничего.

            -- Ведь вы, Александр Петрович, назначены сюда, конечно, Нельминым?

            При имени Нельмина и слове "конечно" молодой моряк густо покраснел и с какой-то особенной силой уверенности, которою хотят обмануть себя не уверенные в чем-нибудь люди, ответил:

            -- Я назначен по распоряжению министра!

            -- И Василий Васильич лично приказал вам уехать из Петербурга через три дня?

            "И это уж известно!"

            -- Нет-с. Начальник главного штаба сообщил мне приказание министра.

            -- Но отчего такая спешность, Александр Петрович? -- казалось, с самым искренним участием спросила адмиральша.

            Об этом напрасно раздумывал и Артемьев и до сих пор ни до чего не додумался.

            -- Воля начальства! -- сказал он.

            -- Я решительно не понимаю Василия Васильевича. Он ведь добрый старик. Входит в семейное положение офицера... Сам женатый. Я еще поняла бы такие распоряжения Нельмина... Холостяк... Любит щеголять энергией. В три дня! По правде сказать, я -- не большая поклонница нового товарища министра. Несколько предосудителен этот дон-Жуан под шестьдесят...

            Артемьева уже грызло подозрение.

            -- А ведь вы, Александр Петрович, очень не хотели к нам?

            -- Очень! -- горячо воскликнул Артемьев.

            -- Ну еще бы, это так понятно. Я слышала, какая у вас прелестная и преданная жена и -- без комплиментов! -- какой вы, Александр Петрович, образцовый муж и отец...

            "Куда это ты гнешь, ведьма? -- подумал Артемьев и взглянул на нее -- совсем любезно улыбается теперь лягушечьими глазами. А все-таки скорей бы треснул брамсель, -- и она бы ушла!" -- неделикатно пожелал молодой человек, взволнованно ожидавший от адмиральши какой-нибудь любезной "пакости".

            -- Такие дружные, согласные пары ныне, к сожалению, редкость, -- продолжала адмиральша, по-видимому, оживившаяся матримониальной темой. -- Не правда ли, Александр Петрович?

            "Правда, что ты одна из отвратительнейших особ для пары! Вот это правда!" -- хотелось бы сказать гостю, но вместо этого он, подавая реплику, уклончиво

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту