Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

8

Решила отправить мужа в плавание, подальше от отравившей его женщины.

            Ей казалось, что она думает только о нем и о детях, забывая себя.

            Семь лет она была счастлива. Силой любви не вернуть. Но она должна удержать отца детям и спасти любимого человека.

            Какое обрушится на него и детей несчастье, если на его шее будет две семьи? Он бесхарактерный, может запутаться и пропасть...

            Будь она одна... Она не мешала бы новому его счастью и сказала бы: "Никогда не упрекну тебя. Разве виноват, что разлюбил меня?"

            Так говорила себе Софья Николаевна. И в то же время иногда ей хотелось крикнуть: "Люби меня!.."

           

         

      V

           

            На следующее утро приехал курьер.

            -- Зовут в главный штаб к одиннадцати часам... Не понимаю, Соня, зачем требуют! -- проговорил Артемьев приятным, мягким баритоном.

            Это был среднего роста, стройный, хорошо сложенный блондин, казавшийся совсем молодым, несмотря на свои тридцать четыре года, с точно выточенными чертами красивого и привлекательного лица, с блестящими зубами и светло-русыми бородкой и пушистыми усами.

            Особенно привлекательны были голубые глаза, добрые и ласковые, светившиеся умом.

            Приученный женой, он уже с раннего утра, как только что встал, был в тужурке, с белоснежным воротником, повязанным регатом, чистый, опрятный и свежий, с приглаженными, слегка курчавыми светлыми волосами.

            Софья Николаевна, тоже с утра одетая в черную юбку и свежую пунцовую блузку, гладко причесанная, побледневшая от бессонной ночи, побледнела еще больше при известии о том, чего вчера сама просила.

            Она смотрит на милое, ласковое лицо красавца-мужа, и ей кажется, что она поторопилась... спасать его... Она преувеличила опасность и напрасно ездила к Берендееву.

            В разлуке муж скорее отвыкнет от нее. Она останется одна...

            И молодая женщина словно бы прозрела, что ее самоотвержение, которым гордилась, было не таким благородным побуждением, каким себя обманывала, а злым, ревнивым чувством и боязнью остаться с детьми без тех средств, которыми пользуется при муже. И ее, казалось ей, необходимая предусмотрительность представилась теперь нелепой. Чувство и страсть влюбленной женщины заставили ее забыть в эту минуту все: и детей, и соперницу, и обиду не близкой жены.

            И она со страхом воскликнула:

            -- А если какое-нибудь назначение в плавание... Ведь ты не примешь, Шура!..

            -- Постараюсь, Соня! -- промолвил Артемьев.

            Артемьеву казалось, что бедная, встревоженная Соня и не догадывается, отчего он употребит все средства, чтобы не уйти в дальнее плавание.

            И, смущенный, он проговорил, целуя руку жены:

            -- Не волнуйся заранее. Быть может, требуют по пустякам... Назначат членом в какую-нибудь комиссию...

            -- Но если не то... Если пошлют... Откажешься, милый?

            -- Непременно, Соня! -- еще смущеннее вымолвил Артемьев, отводя глаза от этого бледного, красивого лица, полного выражения любви.

            -- И знаешь ли что, Шура...

            -- Что, Соня?

            -- Если начальство откажет...

            -- Тогда что делать? -- испуганно воскликнул Артемьев.

            -- Я поеду к Берендееву и попрошу, чтобы тебя не посылали.

            -- Ты к Берендееву?.. Нет, не надо, Соня... Неловко, чтобы жена просила

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту