Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

1

            И, вместо того, чтобы "исчезнуть", как исчезал, бывало, из каюты при первом же окрике своего капитана, Никита доложил:

            -- Я уже все обсказал даме, ваше высокопревосходительство.

            -- Что ж она?

            -- Не уходит!

            -- Как не уходит? -- изумленно спросил адмирал, казалось, не понимавший такого неповиновения жены моряка.

            -- "Я, говорит, не могу уйти. Мне, мол, по экстре на пять минут поговорить, вот и всего!" Этто сказала во всем своем хладнокровии и шмыг в залу.

            -- Экая нахалка!.. А ты болван!.. Иди и скажи ей, что я не могу принять. Пусть убирается к черту!

            -- Есть!

            Никита вышел и через минуту вернулся.

            -- Ушла? -- нетерпеливо спросил адмирал.

            -- Никак нет, ваше высокопревосходительство! Несогласна! -- казалось, довольный, сказал Никита.

            -- Как она смеет? На каком основании?.. -- подчеркнул адмирал: "на каком основании" -- особенно любимые им слова с тех пор, как из отличного строевого моряка сделался неожиданно для себя государственным человеком.

            -- На том основании, что "буду, говорит, ждать адмирала. Он, мол, не бессердечный человек, чтобы не найти пяти минут для женщины". Известно, по бабьему своему рассудку, не может войти в понятие насчет спешки при вашей должности! -- прибавил Никита с едва уловимою ироническою ноткой в его голосе.

            -- Это черт знает что такое!.. -- бешено крикнул адмирал, поднимаясь с кресла.

            И он заходил по кабинету, придумывая и, казалось, не придумавши, как отделаться от этой дамы.

            -- Какая наглость!.. Наглость какая! -- повторил адмирал, похрустывая пальцами.

            Адмирал уже представлял себе просительницу дерзкою психопаткой, а то и курсисткой, с которой, чего доброго, нарвешься на скандал и еще попадешь в газеты. Нечего сказать, приятно!

            И какое может быть у нее экстренное дело к нему?

            Взволнованный адмирал придумывал причины, одна другой несовместимее. Одна из них казалась ему вероятнее. "Верно, прилетела жаловаться на мужа, что прибил ее. И поделом такой женщине! Верно, и распутная. Иди с жалобой к экипажному командиру, а то лезет в квартиру... И не уходит... Курьера нет... Никишка... рохля!"

            "Наглая баба!" -- мысленно поносил старик просительницу.

            И этот властный старик, который позволяет грубости и не про себя с подчиненными, избалованный их страхом дисциплины и раболепством, теперь чувствует бессилие, и перед кем? Перед какою-то бабой!..

            Точно потерявший ум и засушивший на старости лет сердце, он злобствует на просительницу, трусит ее и, растерянный, не знает, на что решиться.

            Решительный и сообразительный в море, он прежде знал, что делать при всяких обстоятельствах на командуемых им судах.

            А теперь?..

            Так прошла минута.

            Отступив к двери, Никита взглядывал на беснующегося адмирала и мысленно порицал его.

            "Не обезумей из-за своего звания, очень просто решил бы ты в секунд плевое дело, по рассудку и совести. На том свете уж ему паек идет, а он куражится над подчиненными людьми..."

            Сочувствующий просительнице, пообещавший ей попытаться насчет приема адмиралом, он осторожно проговорил:

            -- Дозвольте доложить, ваше высокопревосходительство?

            -- Ну... Что еще?

            -- Просительница не осмелится

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту