Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

218

И сию же минуту я прибавляю вам жалованья... Но сегодня больше не рубите... И, чтоб не смели так работать, я вам назначу урок... Очень рад, Чайк, что вас рекомендовали сюда... Очень рад! -- весело прибавил Джемсон и снова пожал руку Чайкина.

            Чайкин был очень доволен, что "оправдал себя", и сказал:

            -- Я так и думал, что здешние хозяева не утесняют людей и что работать здесь приятно.

            -- Ладно. А теперь идем в ранчу, Чайк! Пора.

            Действительно, донесся слабый звук колокола.

            Чайкин поднялся и пошел с Джемсоном. Дорогой Джемсон, между прочим, говорил:

            -- После ленча растянитесь на койку и отдыхайте... Небось хочется, Чайк?

            -- Хочется.

            -- И знайте, что вас поднимут на смех.

            -- За что?

            -- За то, что вы столько вырубили... Янки не простофили, как вы, Чайк. Он понимает, что рабочий не должен работать сверх сил и ради хозяина строить дурака, которого легко эксплуатировать... Вы, Чайк, помните, что живете в свободной Америке... Негры -- и те больше не рабы.

            Действительно, в столовой подняли Чайкина на смех, когда он признался, сколько вырубил сосен.

            Особенно смеялся Дильк над "сосновым джентльменом": он только портит репутацию товарищей. Они не думают из-за хозяев нажить черт знает какую болезнь и подохнуть в больнице.

            Даже Вильк проворчал:

            -- Полегче работайте, Чайк.

            Когда Чайкин сообщил, что хозяин велел после ленча не идти на работу, все одобрили приказание Джемсона и все предлагали разные средства от усталости.

            Но Чайкин нашел, что лучше всего растянуться на койке, что и сделал после ленча.

            Дамы в ранче узнали про усердие молодого русского. Миссис Браун послала узнать, как он себя чувствует. Сузанна доложила, что ласковый Чайк очень благодарен и просил сказать, что он здоров.

            -- Удивительно: такой худенький и такой маленький и такой сильный рабочий! -- говорила Сузанна и начала выхваливать этого ласкового и тихого Чайка. Она не позабыла сказать, что он охотно с нею болтал... Сузанна забыла прибавить, что болтала она одна, заглянув на одну минутку в комнату Чайкина.

           

         

      ГЛАВА XII

         

      1

           

            Прошло три года.

            Чайкин по-прежнему оставался на ранче и по-прежнему был лучшим и усердным рабочим, пользовавшимся уважением хозяев и товарищей-рабочих, перебывавших за это время. Одни приходили, оставались обыкновенно не особенно долго и, скопив несколько денег, уходили, чтоб найти что-нибудь лучшее, всего чаще -- на прииски, которые манили всех возможностью разбогатеть.

            Только Вильк и Чайкин не уходили и, казалось, были довольны своим положением. Работа около земли нравилась им, и их не манили ни городская жизнь, ни более легкие занятия.

            По крайней мере Чайкин категорически отказался, когда Джемсон и миссис Браун через год предлагали ему быть их помощником: вести книги, заведовать отправкой прессованного сена и фруктов и ездить по делам в Сан-Франциско.

            Не тянуло его к этому делу. Ни лучшее жалованье, ни предложение быть пайщиком в деле не соблазнили Чайкина, несмотря на убеждения миссис Браун и Джемсона, что Чайк по своим способностям мог бы занять более лучшее положение, не простого рабочего.

            Чайкин отвечал, что он вполне доволен своим положением.

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту