Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

215

Чайк и сам понимает!.. А место рубки вам покажет Вильк... Покажете, Вильк? -- обратился к нему хозяин.

            -- Покажу! -- ответил Вильк.

            Все ушли в свой флигель.

            Вильк и трое рабочих остались на веранде -- выкурить перед сном по трубке, а Чайкин пожелал всем спокойной ночи.

            -- Были матросом и не курите? -- спросил один из янки рабочих.

            Его звали Дильком.

            -- Не курю.

            -- И не думаете по праздникам ездить в Сакраменто?

            -- Зачем?..

            -- Попробовать тамошний грог.

            -- Не пью.

            -- Не пьете?.. И разбогатеть не хотите?.. Простофиля же вы, Чайк... Я не видал таких простофиль... Вы, Найд, видели? -- обратился Дильк к товарищу.

            -- Не видал... Прозакладывать готов пару долларов, что не видал.

            -- Так отчего вы, Чайк, живете на свете, если не пьете, не курите?.. Или в карты дуетесь?

            -- И в карты не дуюсь.

            -- Ай да Чайк! -- иронически произнес Дильк.

            -- Ура Чайку! -- насмешливо крикнул Найд.

            -- Оставьте вы в покое Чайка! Какое вам дело? -- строго сказал Вильк. -- Идите лучше спать, Чайк! -- обратился к нему Вильк.

            Чайкин добродушно усмехнулся и ушел в свою комнату.

            -- Вильк прав, братцы.

            -- А что? Почему? -- спросил Фрейлих.

            -- Да потому, что Чайка не стоит даже и потравить слегка: феноменально прост.

            -- Я это заметил, -- промолвил молодой немец.

            -- Вы, Фрейлих, ведь все замечаете? -- насмешливо спросил Дильк.

            -- То-то, замечаю.

            -- А заметили, что Чайк добрая душа?

            -- Еще бы!

            -- И что хоть мозги у него в порядке, а все-таки будто тронутый, и на спине у него должна быть большая родинка?

            Фрейлих, наконец, догадался, что янки смеялись над его прозорливостью, и обидчиво проговорил:

            -- Этого я не заметил.

            -- Удивительно! -- протянул Дильк. -- Не правда ли, Найд?

            -- Феноменально!.. -- протянул Найд.

            -- Немцы, что ли, недогадливы? -- вызывающе воскликнул Фрейлих.

            -- То-то я и говорю, Фрейлих!

            -- То-то и я говорю, Фрейлих!

            В это время Чайкин раздевался и, вспоминая впечатления дня на новом месте, проговорил вслух:

            -- И поет же хозяйкина дочь!

         

      3

           

            В пять часов утра Чайкин уже оделся в свой рабочий костюм и пошел пить кофе и завтракать.

            -- Уж и поднялись, Чайк?.. И у меня все готово, -- говорила Сузанна.

            Вскоре пришел и Вильк.

            -- Здравствуйте, Чайк!

            -- Здравствуйте, Вильк!

            -- Аккуратно встаете, Чайк! -- промолвил без обычной суровости Вильк.

            -- Привык... Матросом был.

            Вильк не спеша ел ветчину с хлебом, запивая горячим кофе, и после долгой паузы спросил:

            -- Деревья умеете рубить, Чайк?

            -- Доводилось! -- скромно ответил Чайкин.

            Ему очень хотелось узнать, кто такой этот старик, умеющий играть на фортепиано, и зачем он служит на ферме, но не решался спросить. Он уже знал, что в Америке, при всей бесцеремонности обращения, не обнаруживают особенного любопытства и не допрашивают о прошлом, особенно на Западе, где часто бывают люди, имеющие основание скрывать свое прошлое, быть может скверное.

            И Чайкину почему-то казалось, что у старика было в прошлом что-то тяжелое; оттого он всегда молчалив

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту