Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

214

И адвокат, у которого вы были, писал о вас... Мне нет дела до ваших мнений... Извините, я считаю их нелепыми... Сестра их не считает такими... Но это не мешает мне уважать вас, Чайк... Помните, не проговоритесь перед сестрой и племянницей, что знаете, кто капитан Блэк. Прошу вас, Чайк... Блэк о вас справлялся... Он очень вас любит...

            -- Я много ему обязан, мистер Джемсон.

            -- Он вам больше, Чайк... Ну, дело покончено. Пойдемте слушать Нору, Чайк.

            Чайкин был удивлен, когда увидел за фортепиано старого Вилька, аккомпанирующего мисс Норе.

            Чайкин опустился в кресло и слушал.

            Голос молодой девушки был прелестный... Она пела просто, задушевно, и Чайкин заслушался... Звуки неслись чистые и красивые, и Чайкину вспомнилось детство, когда он слушал пение барышни-помещицы и приходил в восторг.

            Мисс Нора окончила какую-то мажорную арию и затем начала какую-то грустную мелодию романса.

            Чайкина охватило невыразимо грустное настроение... Он слушал, и в мечтах и грезах он был не здесь, в этой гостиной в Калифорнии... он был в России, где люди так понятны ему... И ему было так жаль Кирюшкина... И сам он здесь чувствовал себя таким чужим, таким одиноким. Ему казалось, что все это какая-то волшебная сказка, и его судьба такая же диковинная.

            Он во многом другой, что был на корвете... Он чувствовал счастие независимости и воли... И в то же время как мила была ему далекая Россия!

            Мисс Нора замолкла. А Чайкин все еще сидел, притихший и точно зачарованный.

            Гости хвалили мисс Нору, а Чайкин, казалось, не находил слов, и слезы стояли в его глазах.

            Наступило молчание.

            Миссис Браун заметила настроение Чайкина и шепнула дочери:

            -- Как любит музыку этот русский и как загрустил!

            -- Считает себя одиноким! -- ответила мисс Нора.

            Старый Вильк взглянул на новичка. И в его обыкновенно суровом взгляде мелькнуло ласковое выражение.

            По-видимому, Чайкин начинал нравиться этому молчаливому старому рабочему, который так хорошо аккомпанировал певице своими грубыми руками.

            А Джемсон бросил из своей качалки:

            -- Ну что, Чайк? Понравилось, как ловко поет Нора?

            Этот громкий веселый голос янки словно бы пробудил Чайкина от грез.

            -- О, как хорошо! -- восторженно и порывисто произнес он.

            И застенчиво покраснел, стараясь скрыть свое волнение, и не догадался поблагодарить мисс Нору.

            Молодая девушка и без благодарности видела, какое сильное впечатление произвело ее пение на Чайкина, и это восторженное восклицание, казалось, ей было приятнее громких похвал и аплодисментов.

            В гостиной пробило девять, и гости поднялись, чтоб уходить, пожавши руки хозяев.

            Протягивая руку Чайкину, миссис Браун необыкновенно просто и задушевно проговорила:

            -- А знаете, что я пожелаю вам, Чайк?

            -- Что, миссис Браун?

            -- Хорошенько заснуть -- ведь вставать рано -- и не очень скучать на ферме.

            -- Постараюсь, миссис Браун!

            -- Работа прогонит всякую скуку! -- весело смеясь, воскликнул Джемсон. -- Завтра Чайк пойдет на рубку... Пусть покажет себя на работе!

            -- Только не наваливайтесь на работу, Чайк! -- сказала миссис Браун.

            -- Можно надорваться! -- прибавила мисс Нора.

            --

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту