Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

213

словно бы сердитым тоном, протягивая Чайкину свою большую мускулистую руку.

            -- Чайк! -- ответил русский матрос.

            Вильк затем не произнес ни одного слова. Он молча завтракал, по-видимому не обращая ни малейшего внимания на разговоры и смех других сотрапезников.

            Фрейлих болтал с Чайкиным.

            Он рассказал, что приехал из Пруссии. Он был дома рабочим на угольных шахтах. Было тяжело, и он еле-еле кормился. По счастию, тетка оставила ему наследство в тысячу марок, и он решил искать счастия в Америке. Прогорел на золотых приисках и нашел место на ферме.

            -- Скоплю денег и уеду во Фриски... пробовать счастия... Надо разбогатеть. Иначе зачем же ехать в Америку?.. И вы, верно, хотите разбогатеть?.. На этой работе не разбогатеете, Чайк!.. -- прибавил Фрейлих.

            -- Я не хочу разбогатеть!

            Фрейлих рассмеялся, словно бы Чайкин хотел подшутить над ним.

            И двое рабочих взглянули на Чайкина и тоже улыбнулись.

            -- Ловко же вы врете, Чайк! -- добродушно заметил один из них.

            -- Да я не вру! -- простодушно ответил Чайкин.

            -- Если не врете -- это ваше дело, -- то вы, должно быть, большой, скажем, чудак.

            -- И думаете долго оставаться на ферме? -- недоверчиво спросил Фрейлих.

            -- Долго, если будут держать.

            -- Значит, Вильк найдет постоянного товарища... Он здесь уже пятый год...

            Вильк молчал. Он только пристально взглянул на Чайкина и отвел глаза.

            Скоро старик позавтракал и вышел.

            -- Вильк не разговорчивый. Отличный человек, но из него ничего не вытянете, Чайк! -- промолвил Фрейлих.

            -- Он янки? -- спросил Чайкин.

            -- Едва ли... Вот эти двое янки не признают Вилька за янки. Но никто не знает, откуда Вильк и кто он такой.

            Два рабочие, которых Фрейлих назвал янки, оба люди лет за тридцать, усмехнулись, и один из них сказал:

            -- Вильк, должно быть, был прежде богатым... Будь он янки, не оставался бы здесь... Положим, здесь хорошо, но на время.

            -- И вы здесь на время? -- спросил Чайкин.

            -- А вы думали, так и останемся, как Вильк?.. Мы не такие чудаки, как вы, Чайк, если не врете... Мы хотим, как и Фрейлих, разбогатеть.

         

      2

           

            Все пришли обедать в ранчу, одетые в лучшие свои городские платья. Один Вильк пришел в своей рабочей кожаной куртке, но рубашка на нем была безукоризненно белая, и грубые руки отличались белизной.

            Возвратился из Фриски мистер Джемсон, брат миссис Браун, типичный красивый смуглый янки, и за обедом рассказывал политические новости, обращаясь чаще, чем к другим, к Вильку.

            Вильк слушал внимательно, но говорил мало. Зато оба янки высказывали свои взгляды о политических делах не стесняясь и говорили громко. Немец конфузился. Стеснялся несколько и Чайкин. Он сидел около мисс Норы, и она старалась его занимать.

            После обеда миссис Браун пригласила гостей просидеть вечер. Мисс Нора обещала, по просьбе двух рабочих янки, что-нибудь спеть.

            А Джемсон увел Чайкина в кабинет и в несколько слов покончил с ним дело, объяснив, какие будут его обязанности.

            -- Если, Чайк, будете полезны, жалованье прибавится; если через месяц я увижу, что не годитесь, дам расчет, и вы уходите. Согласны?

            -- Вполне.

            -- Сестра о вас говорила...

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту