Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

207

улыбаться Джим. Он и смеялся и плакал в одно и то же время.

            А Чайкин, совсем смущенный этим неожиданным проявлением благодарности пожилой негритянки, густо покраснел и не знал, куда ему деваться от стыда.

            И, опустив с колен девочку, он быстро поднялся и поцеловал три раза негритянку.

            -- Видите, Чайк, какая у меня славная Мосси! И она вас любит и каждый вечер вместе со мною молится за вас... И она хочет, чтобы вы остались у нас... Ведь хотите, Мосси?

            -- Мосси очень хочет... Но, верно, мистеру Чайку нельзя, если он не может исполнить просьбу Нелли...

            -- Он может, но не хочет. Он не любит Нелли... А если не любит, так зачем же он меня спасал!? -- проговорила девочка дрогнувшим голосом и вытянула свои розовые пышные губки, готовая заплакать.

            -- Нехорошо, Нелли. Что о тебе подумает мистер Чайк! -- остановила ее мать ласковым серьезным тоном.

            И девочка тотчас же проглотила слезы и серьезно спросила Чайкина:

            -- А вы обо мне что думаете, Чайк?

            -- Думаю, что вы хорошая и добрая девочка, Нелли.

            -- О мистер Чайк, вы не ошиблись. Она добрая! -- проговорила Мосси, с нежностью взглядывая на девочку. -- А затем прощайте, мистер Чайк... Я счастлива, что вас видела!

            И она крепко пожала руку Чайкина и ушла из гостиной. Вслед за ней удалился и Джим.

            Мистрис Джаксон с необыкновенною сердечностью расспрашивала Чайкина о его прошлой жизни, о его планах на будущее и сама рассказывала о том, как она счастлива благодаря ему... вспоминала подробности пожара, -- как она думала, что муж взял девочку, а муж думал, что она...

            -- И если бы вы знали, какой ужас охватил тогда меня, мистер Чайк.

            -- Я видел, мистрис Джаксон... Мне не забыть вашего лица тогда...

            Они разговаривали и не замечали, как бежит время.

            В седьмом часу пришел Джаксон... Он тоже обрадовался Чайкину и, крепко пожимая ему руку, спросил:

            -- Ведь вы с нами обедаете, конечно, Чайк?

            -- Не могу. Обещал обедать с приятелями.

            И Чайкин пояснил, с кем.

            -- И обедать у нас не хотите, Чайк? Ну уж это вовсе нехорошо! -- сказала Нелли и, обращаясь к отцу, проговорила: -- Чайк и жить у нас не хочет... И остаться во Фриски не хочет, хоть я и говорила, что попрошу тебя, чтобы ты ему дал работу.

            -- Я с удовольствием вам дам работу у себя на заводе, Чайк...

            -- Благодарю вас.

            -- Хотите?

            -- Нет.

            -- Могу узнать, почему?.. Впрочем, прежде я вам скажу, какую бы работу я вам дал: я посадил бы вас в контору и посмотрел бы, на что вы годитесь, и если бы -- в чем я не сомневаюсь -- вы оказались пригодны, я дал бы вам на первое время сто долларов в месяц, а затем через год прибавил бы вам до ста пятидесяти... Почему вы не хотите?

            Чайкин объяснил, что он, как бывший крестьянин, любит землю и любит ходить за ней.

            -- Я отказался от места лоцмана из-за того, чтобы работать где-нибудь на ферме! -- прибавил он.

            -- Но эта работа не даст вам много, Чайк.

            -- Я знаю.

            -- И все-таки идете на нее?

            -- Иду.

            -- Ну, значит, с вами нечего толковать. Чайк... Вы упрямы! -- засмеялся мистер Джаксон, дружески похлопывая Чайкина по плечу. -- Не смею просить вас и погостить у нас.

            Чайкин благодарил,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту