Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

186

  -- Хочу.

            -- И зелени?

            -- Съем.

            -- И кусочек сладкого пирога... не правда ли? Я вам все это принесу через час и бутылку вина принесу, а пока вы поболтайте со своим приятелем... -- И пожавши руку Дунаеву, сиделка ушла из комнаты.

            -- Ну, брат Дунаев, и сиделка! -- воскликнул Чайкин.

            -- А что?

            -- Святой человек... По правде живет.

            И Чайкин рассказал о том, как мисс Джен отказалась от богатой жизни, чтоб ходить за больными.

            Дунаев был изумлен и не без гордости произнес:

            -- Вот тебе и американка!

            -- То-то, и я подивился.

            -- Ты полагал, что все американцы жадны до денег?

            -- Полагал, а теперь вижу, что дурак был... зря говорил. Везде есть праведные души...

            Дунаев между тем рассказал, что он нанялся капитаном и через неделю двинется в путь. Обоз небольшой -- всего тридцать фургонов.

            -- А еще другую новость сообщу: Билль приехал.

            -- Когда?

            -- Часа два тому назад. Я заходил в контору и видел Билля... Он обещал в четыре часа быть у тебя... Обрадовался, что ты поправился... Все о тебе расспрашивал.

            Чайкин, в свою очередь, рассказал Дунаеву о посещении директора театра, и оба приятеля весело смеялись. Даже Дунаев, несмотря на то, что считал себя американцем, понял, что директор сделал уж чересчур смелое предложение.

            -- А деньги он на тебе бы нажил, Чайкин! -- добавил, смеясь, Дунаев. -- Публика пошла бы смотреть на тебя. Ты ведь в газетах везде пропечатан. Оказал, значит, себя русский человек, настояще оказал, каков он есть! -- с неменьшею гордостью за русского проговорил Дунаев.

            Через полчаса явился Старый Билль. Встреча его с Чайкиным была сердечная.

            Дунаев уже успел рассказать Биллю обо всем, что было с Чайкиным за время отсутствия Билля, и Билль не без горделивого чувства смотрел на бывшего своего пассажира и друга.

            -- А вы, Билль, благополучно приехали? -- спрашивал Чайкин. -- На дороге спокойно?

            -- Не совсем, Чайк, не совсем.

            -- Агенты шалят?

            -- Агентов я не встречал по дороге, а индейцы вышли на боевую тропу и нападают на ранчи и на проезжающих... пощады не дают, скальпируют. Помните мексиканца трактирщика?

            -- Помню.

            -- Убили его.

            -- И жену?

            -- Жену увели в плен, а из ранчи унесли всю водку. Теперь против сиуксов из фортов войска послали... Сиуксы скроются до нового случая... Ненавидят они янки.

            -- За что?

            -- За то, что янки сюда пришли и занимают их земли, за то, что буйволы убегают дальше и индейцам труднее охотиться, за то, что янки не по-братски с ними обращаются и спаивают их, вот за что, Чайк... И, надо сказать правду, янки виноваты во многом. Можно бы с индейцами ладить. Я жил среди них и знаю этот народ. Добром дело не кончится! -- прибавил Билль.

            -- Что же будет?

            -- Отгонят индейцев с их мест подальше от дороги и в конце концов уничтожат их. Сила на стороне янки. Пришлют сюда побольше солдат -- и будет новая резня... Такие резни уже прежде бывали... Я помню их.

            -- А вы не встречали дорогой индейцев, Билль?

            -- На меня не нападали, Чайк. Старого Билля индейцы знают, знают, что он не враг им, и мой дилижанс благополучно миновал опасные места. Ну да недолго уж ездить в дилижансах!

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту