Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

185

сиделка.

            Она была не старая девушка, и лицо ее, задумчивое и кроткое, сохраняло еще остатки былой красоты.

            -- Теперь еще я привыкла, а прежде тяжело было смотреть на людские страдания и утешать умирающих... говорить, что они поправятся, когда знаешь, что дни их сочтены...

            -- Никогда не забуду, как вы за мной ходили, мисс Джен! Вы да мисс Кэт меня и выходили!.. -- с чувством проговорил Чайкин.

            Мисс Джен промолвила:

            -- Да, вы очень были опасны, Чайк. Мы думали, что вы не выживете. И какие ужасные страдания вы перенесли и с каким терпением! Таких терпеливых мужчин, как вы, я не видела! -- прибавила сиделка, взглядывая ласково, точно мать на ребенка, на своего пациента.

            -- А я не знал, что был так опасен.

            -- Не знали? Особенно доктора боялись за вас после операции. Не рассчитывали, что вы ее вынесете...

            Чайкин с любопытством слушал о том, как он был плох, и теперь, почти здоровый, пополневший и чувствовавший в себе прежние силы, внутренне радовался и еще более проникался благодарностью и к докторам, которые его лечили, и к сиделкам, которые первые дни не отходили от него.

            Особенно привязался он за время своей болезни к мисс Джен, которая была всегда так спокойно ласкова, так умело, ловко и в то же время без проявления хотя бы малейшего неудовольствия ходила за ним и одним своим видом как-то успокаивала больного.

            -- И давно вы так трудитесь, мисс Джен?

            -- Скоро десять лет, Чайк! -- ответила девушка.

            -- Надо к такому делу особенную склонность иметь... Без этого не вынести таких трудов.

            -- Надо немножко любить ближнего -- вот и все... А я поступила сюда после того, как научилась понимать страдания ближних. Прежде я этого не понимала. Я жила очень богато, Чайк... Я тратила на свои наряды столько, что и вспомнить стыдно... И у меня был жених, миллионер... Но, к счастию, я вовремя поняла весь ужас такой жизни, встретившись с одной несчастной семьей, и уехала от отца... Мать я давно потеряла.

            -- А отец ваш знает, где вы?

            -- Теперь знает.

            -- А раньше?

            -- Не знал. Но он обо мне получал известия.

            -- А жених ваш?

            -- Жених?! -- переспросила мисс Джен, и на ее лице появилась горькая усмешка. -- Он, как я узнала вскоре, назвал меня сумасшедшей и через месяц женился на другой девушке, богатой не менее, чем была я.

            Чайкин слушал и проникался еще большею восторженностью к этой девушке, отказавшейся от богатства и поступившей на трудную должность сиделки. И у него невольно вырвался вопрос:

            -- И вы, мисс Джен, никогда не жалели о прошлой жизни?

            -- Первый год жалела и хотела было вернуться к отцу в Бостон.

            -- И все-таки остались?

            -- Как видите. И уж теперь отсюда никуда не уйду! -- с веселой улыбкой произнесла мисс Джен. -- И если вы приедете в Сан-Франциско и захотите повидать свою сиделку, то найдете меня здесь. И я очень рада буду вас видеть, Чайк.

            -- Разумеется, я к вам приду... Еще бы не прийти... Я за вас богу молиться буду! -- говорил Чайкин.

            -- Вы, Чайк, преувеличиваете... Не будем об этом больше говорить... Чего вы хотите на завтрак?

            -- Все равно...

            -- А вот и Дун идет... Так вы не скажете, чего хотите?.. Котлету телячью хотите?

       

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту