Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

184

будет в пламени, вы подыметесь по лестнице и снесете ребенка. Разумеется, после этого вы не попадете в госпиталь! -- смеясь прибавил директор, -- огонь театральный не обожжет... Вы только вымажете лицо сажей, когда будете спускаться... И по окончании спектакля получите пятьдесят долларов. Хотите на десять представлений условие? Публика валом повалит, когда прочтет, что настоящий мистер Чайк будет спасать в общедоступном театре ребенка. Пятьдесят долларов за то только, чтобы подняться по лестнице и вымазать себе лицо сажей, -- согласитесь, плата хорошая. Что вы на это скажете? Согласны, разумеется, получить пятьсот долларов в десять дней, а? -- спрашивал директор, подмигивая глазом.

            Чайкин в первую минуту ошалел: до того ему казалось странным и смешным это предложение -- показываться перед публикой в театре и проделывать "не взаправду" то, что он сделал, рискуя своею жизнью.

            И, добродушно рассмеявшись, он наконец ответил:

            -- Не согласен.

            -- Понимаю. Вы полагаете, что я должен семьдесят пять долларов предложить за вечер? -- спросил директор, не без уважения к сообразительности Чайкина.

            -- Совсем не согласен...

            -- Значит, сто хотите? Что ж!.. Я заплачу вам и сто... так и быть... Тысячу долларов получить приятнее... А может, и больше, если пьеса будет иметь успех и выдержит больше десяти представлений... Вы ловкий парень, мистер Чайк. Понимаете выгоду своего положения!

            Но когда в ответ на слова директора Чайкин объяснил, что он ни за какие деньги не пойдет, как он выразился, "срамиться" перед публикой, янки вытаращил на него глаза и, сердито сплюнув, поднялся с места и проговорил:

            -- У меня в театре срамиться?.. Чистые денежки получать, значит -- срамиться?.. Отказаться от моего предложения -- так это действительно значит осрамиться перед здравым смыслом! Прощайте, сэр. Очень жалею, что считал вас более сообразительным джентльменом.

            И, кивнув головой, директор пошел к двери.

            Однако у дверей он остановился и, повернувшись к Чайкину, крикнул:

            -- Сто двадцать пять, и ни цента более!

            Чайкин в ответ рассмеялся. Директор, пробормотав какое-то ругательство, скрылся за дверями и, увидевши в коридоре сиделку, спросил ее, указывая на двери комнаты Чайкина:

            -- Этот русский в своем уме?..

            -- Кажется.

            -- Сомневаюсь! -- произнес директор и направился к выходу.

            Когда сиделка вошла к Чайкину, он все еще улыбался, вспоминая директора и его предложение.

            -- Верно, веселый гость был у вас, Чайк? -- спросила сиделка.

            -- Очень потешный... директор театра.

            -- Зачем же он у вас был? Что ему от вас надо?

            Чайкин рассказал и объяснил, какие деньги предлагал ему директор.

            -- То-то он вас сумасшедшим считает! -- со смехом объявила сиделка.

            -- За то, что я отказался?

            -- Разумеется. Тысячу долларов не скоро заработаешь.

            -- И вы считаете меня сумасшедшим? -- смеясь спросил Чайкин.

            -- О нет... На такую работу, какую предлагал вам директор, и я бы не пошла на вашем месте, Чайк.

            -- Еще бы! Вы вот тут трудитесь по-настоящему, людям на пользу... И как я поглядел, так вижу, что очень трудная ваша работа ходить за больными, особенно за тяжкими...

            -- Трудная, Чайк! -- отвечала

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту