Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

181

Очень нравится!..

            -- А по какой причине ты оставил судно?

            -- Претензию подавал адмиралу на капитана "Люрика", ваше превосходительство.

            Адмирал не сомневался, что Дунаев говорит правду: командир "Рюрика" даже и в те отдаленные времена считался жестоким командиром и был уволен от службы.

            -- И не скучаешь по России?

            -- Прежде скучал, а теперь мало скучаю, ваше превосходительство.

            -- Совсем американцем стал! -- улыбаясь, проговорил адмирал, оглядывая с ног до головы Дунаева, и направился к креслу, где сидел похудалый, побледневший и испуганный Чайкин.

            Когда адмирал подошел к Чайкину, тот стоял у кресла.

            -- Здравствуй, Чайкин!

            -- Здравия желаю, ваше превосходительство! -- отвечал тихим, утомленным голосом Чайкин.

            От стояния на ногах он чувствовал, что у него кружится голова.

            -- Садись, садись скорей! Тебе нельзя стоять! -- участливо проговорил адмирал, увидавший побледневшее лицо Чайкина.

            -- Трудно еще, ваше превосходительство... Первый раз встал с постели.

            И словно бы виновато улыбаясь, что не может стоять перед адмиралом, Чайкин опустился в кресло. Адмирал сел в другое.

            -- Я давно собирался навестить тебя, да боялся потревожить! -- проговорил он.

            -- Чувствительно благодарен, ваше превосходительство.

            -- А я пришел к тебе, чтобы сказать, как я рад был узнать о подвиге русского матроса.

            Чайкин застенчиво молчал.

            -- Но мне, признаюсь, очень жаль было узнать, что ты русский человек и принужден оставаться на чужбине... Я знаю, что тебя вынудило остаться здесь... Страх перед наказанием? Да?

            -- Точно так, ваше превосходительство... Я опоздал на шлюпку и боялся, что меня накажут... и остался...

            -- Слушай, Чайкин, что я тебе скажу. Ты, конечно, волен остаться здесь, и никто тебя не может отсюда вытребовать... Но если ты хочешь вернуться, даю тебе слово, что ты никакому наказанию не подвергнешься. Я буду за тебя просить начальство. Оно уважит мою просьбу.

            -- Премного благодарен на добром слове, ваше превосходительство! -- с чувством произнес Чайкин.

            -- И знай, что милостью нашего государя телесные наказания отменены... На клипере новое начальство, и того, что было прежде, не будет... Тебя сделают унтер-офицером.

            Чайкин молчал.

            -- Так хочешь вернуться? Даю тебе слово, что тебе ничего не будет! -- еще раз ласково повторил адмирал, объяснявший молчание матроса недоверием к его словам.

            -- Никак нет, ваше превосходительство! -- тихо, но твердо ответил Чайкин.

            -- И ты не боишься, Чайкин, что стоскуешься на чужбине?

            -- И теперь иной раз тоска берет, ваше превосходительство.

            -- Что ж ты думаешь здесь делать? Опять матросом будешь, как был, на купеческом бриге?

            -- Никак нет, ваше превосходительство, -- при земле буду. Как поправлюсь, поеду работником на ферму. У меня уж и место есть.

            -- Ну, дай бог тебе успеха, Чайкин... Будь счастлив! -- сказал адмирал, поднимаясь.

            -- Счастливо оставаться, ваше превосходительство!

            -- Не нужно ли тебе чего?..

            -- Покорно благодарю. Ничего не нужно, ваше превосходительство!

            -- Может, деньги нужны... Ты скажи. Я ведь русский, а не американец!

            -- Дай вам бог

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту