Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

177

были репортеры и рисовальщики, и на другой день после их визита в газетах и иллюстрациях были помещены портреты Чайка. Множество писем и карточек с выражением радости по случаю его выздоровления лежало у него на столе у кровати вместе с букетами цветов.

            И Чайкин, смущенный, пожимал руки посетителям и, казалось, не понимал, за что его так чествуют, и утомлялся этими визитами, но не отказывал, боясь обидеть людей, желавших выразить ему сочувствие.

            В госпитале все относились к нему необыкновенно предупредительно, и две сиделки, по очереди дежурившие в его отдельной комнате, наперерыв старались угодить ему. Его кормили отлично и даже роскошно. Неизвестные лица посылали ему фрукты, вино, конфеты.

            Одною из первых навестила Чайкина, когда ему разрешили принимать посетителей, мать спасенной им девочки вместе с этой девочкой и мужем.

            Эта молодая женщина в трогательных выражениях благодарила Чайкина и, пожимая ему руку, говорила, что она его вечная и неоплатная должница.

            А маленькая черноглазая девочка поцеловала Чайкина и сказала:

            -- Ведь вы придете к нам, когда поправитесь?

            -- Мистер Чайк должен знать, что он всегда желанный гость у нас в доме! -- заметил молодой янки. -- И мы были бы счастливы, если бы он пожил у нас...

            И со свойственною американцам деловитостью прибавил:

            -- И так как мистер Чайк только что начинает свою карьеру в нашей стране, то, конечно, он не откажется принять от нас дружеский подарок на память о том, что он нам возвратил дочь.

            С этими словами янки положил на стол чек в двадцать пять тысяч долларов.

            Чайкин вспыхнул до корней волос.

            -- Что вы?.. Что вы? Разве это можно? -- проговорил Чайкин.

            -- Отчего же нельзя? Вы сделали для меня, подвергая свою жизнь опасности, великое благодеяние. Неужели вы не позволите хоть чем-нибудь отплатить вам?

            -- Нет... прошу вас... возьмите назад... Я делал это не для вас... Возьмите эти деньги... Я спасал девочку не за деньги... Не обижайте меня.

            Янки положил чек в бумажник и пожал плечами.

            -- Верьте, мистер Чайк, я не думал обидеть вас. Во всяком случае, я считаю себя вашим должником и буду счастлив, если вы примете мою дружбу! -- проговорил взволнованно янки и потряс Чайкину руку.

            -- Но от этой памяти вы, надеюсь, не откажетесь? -- воскликнула молодая нарядная барыня.

            И, снявши с своего пальца кольцо с изумрудом, пробовала надеть его на мизинец Чайкина.

            Кольцо было мало, и молодая женщина проговорила:

            -- Завтра я привезу его... И Нелли сама его наденет...

            Чайкин сконфуженно согласился, и семья ушла, взявши слово с Чайкина, что он навестит их, когда поправится.

            Но более всех посещений доставляли Чайкину удовольствие посещения Кирюшкина с "Проворного".

            Он бывал у больного каждый день от пяти до семи часов вечера и занимал его рассказами о том, как после Бульдога и Долговязого пошла совсем другая "линия".

            -- Новый закон-положенье вышло, Вась... командир читал, -- чтобы не драть, а судиться. И вовсе у нас ослабка пошла теперь... Вздохнули матросы. И капитан и старший офицер совсем не похожи на прежних. И адмирал на смотру обнадежил нас: "Теперь, говорит, братцы, линьками и розгами наказывать вас не будут... А если

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту