Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

176

Чайкина, который лежит в госпитале. Изволили слышать об его подвиге на вчерашнем пожаре?

            -- Как же. И только что послал Аркашина справиться об его положении... Разумеется, разрешите...

            -- Этот Кирюшкин очень привязан к Чайкину...

            -- И об этом слышал... Разрешите... И пусть Кирюшкин ежедневно навещает товарища... Ему тяжело болеть на чужбине... Кругом все чужие... И если еще кто с "Проворного" захочет навестить товарища -- разрешите... Бедному Чайкину, вероятно, это будет очень приятно...

            -- Очень, ваше превосходительство.

            -- Очень запугана команда "Проворного"?

            -- Очень, ваше превосходительство.

            -- Надеюсь, Николай Николаевич, что при вас и при новом старшем офицере они вздохнут и вы сделаете все возможное, чтобы они забыли о прошлом.

            -- Постараюсь, ваше превосходительство.

            -- Завтра я буду у вас... Сделаю смотр... Знаю, что найду все в образцовом виде: бывший старший офицер недаром же мучил людей, полагая, что без жестокости нельзя держать судно в должном порядке. А между тем на "Муромце" и без линьков люди работают прекрасно... Не так ли?

            -- Точно так, ваше превосходительство!

            -- Так разрешите Кирюшкину и другим... И это делает честь Кирюшкину, что он не забыл товарища в беде...

            В эту минуту вошел флаг-офицер.

            -- Ну что? -- нетерпеливо спросил адмирал.

            Флаг-офицер доложил, что его не допустили к Чайкину, чтобы не утомлять и не волновать больного разговорами.

            -- А есть ли надежда? Говорили вы с доктором?

            -- Говорил, ваше превосходительство, и сиделку о Чайкине спрашивал. Доктор сказал, что еще надежда не потеряна, а сиделка просто в изумлении от мужества и терпения, с какими Чайкин переносит страдания... Денег, однако, не приняли, ваше превосходительство! -- прибавил флаг-офицер и положил деньги на стол.

            -- Почему?

            -- Доктор заявил, что больной ни в чем не нуждается в госпитале. Когда он несколько поправится, тогда будет можно лично передать ему деньги... А как интересуются Чайкиным американцы, ваше превосходительство! Перед госпиталем толпа, чтоб узнать об его положении. Губернатор и многие власти заезжали, чтоб оставить Чайкину карточки... Дамы привозят цветы...

            -- Но все-таки бедняга один... Никого при нем нет близких...

            -- Он не один. К нему, по словам сиделки, допустили его друзей: одного русского и двух американцев. Они дежурят при нем.

            -- Сегодня вечером опять поезжайте узнать о Чайкине! -- сказал адмирал.

            -- Слушаю, ваше превосходительство! Если прикажете, я каждый день утром и вечером буду ездить в госпиталь.

            -- Отлично сделаете, Аркашин. -- И, помолчав, адмирал прибавил, обращаясь к новому командиру "Проворного": -- Я буду ходатайствовать о полном прощении Чайкина, если он вернется на клипер. Только я сомневаюсь, захочет ли он вернуться...

            -- Бывший старший офицер "Проворного" ему предлагал...

            И командир рассказал, со слов лейтенанта Погожина, о встрече офицеров с Чайкиным в саду.

         

      2

           

            Прошло три недели.

            Чайкин, благополучно выдержавший операцию, поправлялся. Доктора говорили, что через месяц он может выписаться из госпиталя.

            В последние дни у Чайкина перебывало множество лиц. Первыми гостями

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту