Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

175

            В это самое утро начальник русской эскадры Тихого океана, контр-адмирал Бороздин, только что перечитал вчерашние вечерние и сегодняшние утренние газеты и грустно покачивал головой, сидя у письменного стола в своем большом и роскошном номере гостиницы, в то время как его флаг-офицер, молодой мичман, заваривал чай, привезенный с корвета адмиралом на берег вместе с самоваром.

            -- Читали газеты? -- спросил адмирал мичмана.

            -- Нет еще, ваше превосходительство!

            -- Прочтите... Там описан подвиг нашего русского матроса Чайкина, -- его здесь, конечно, в Чайка перекрестили, -- бежавшего в прошлом году с "Проворного".

            -- Мне уж рассказывал очевидец... Удивительный подвиг, ваше превосходительство.

            -- Какой очевидец?

            -- Лейтенант Погожин. Он был с пожарной командой при тушении пожара и узнал в этом смельчаке, бросившемся спасать ребенка, Чайкина... Он рассказывал, какое изумление вызвал во всех этот маленький, тщедушный на вид матросик... Он и на "Проворном" был общий любимец, ваше превосходительство! Погожин говорил, что Чайкин был самый тихий, скромный и усердный матрос... Он только одного боялся...

            -- Чего?

            -- Линьков, ваше превосходительство... И когда его вместе со всеми фор-марсовыми за опоздание на три секунды перемены марселя старший офицер приказал наказать линьками, то он пришел в ужас... Погожин видел и слышал, как он шептал молитву... И он, Погожин, просил за него старшего офицера...

            -- И тот, конечно, отказал в ходатайстве; если всех, так всех!

            -- Точно так, ваше превосходительство!.. Чай готов...

            Адмирал пересел на диван и, отхлебнув несколько глотков чая, проговорил серьезным тоном:

            -- Счастие ваше, Аркашин, что вы служите в такие времена, когда линьки уничтожены. -- И, помолчав, прибавил: -- Как напьетесь чаю, немедленно съездите в госпиталь и узнайте, в каком положении Чайкин... И если что нужно ему... вот передайте деньги... сто долларов... старшему врачу или кому там... И если вас допустят к нему, скажите, что русский адмирал гордится подвигом русского матроса... И я сам его навещу, когда ему будет получше... Скажите ему, Аркашин...

            -- Слушаю, ваше превосходительство! Я сию минуту поеду!

            -- Выпейте хоть стакан чаю! -- проговорил адмирал, одобрительно улыбаясь этой поспешности.

            Молодой мичман торопливо выпил стакан чаю и вышел.

            Через несколько минут постучали в двери.

            -- Войдите! -- крикнул по-русски адмирал.

            В комнату вошел капитан-лейтенант Изгоев, которого адмирал назначил командующим клипером "Проворный" и который был до того старшим офицером на "Илье Муромце", -- довольно симпатичный на вид молодой еще человек, лет за тридцать, в черном элегантном сюртуке.

            -- Что скажете, Николай Николаевич? -- ласково встретил его адмирал, протягивая руку и прося садиться.

            -- Приехал ходатайствовать у вашего превосходительства разрешить просьбу моего матроса. Сам я не решаюсь.

            -- В чем дело?

            -- Матрос Кирюшкин, по словам офицеров, отличный марсовой и отчаянный пьяница...

            -- Знаю о нем, -- перебил адмирал, -- бывший старший офицер лично передавал мне о том, как он хотел его исправить. Так о чем просит Кирюшкин?

            -- Разрешения навестить беглого матроса

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту