Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

170

благополучно доставить, то и награду дадут... И ежели ты не гулящий человек, то деньги нажить можно...

            -- И быть убитым можно?

            -- Это что и говорить...

            -- И человека убить легко?

            -- И это верно... Он в тебя палит, и ты в него. Бывал я с индейцами в перестрелке.

            -- Так отчего ты по какой другой части не займешься, Дунаев? -- спросил Чайкин.

            -- Не могу.

            -- Отчего?

            -- Привык к своей должности.

            -- И не боишься?

            -- Чего?

            -- Что тебя укокошат.

            -- Боишься не боишься, а все думаешь: бог не выдаст, свинья не съест.

            -- Деньги соблазняют?

            -- То-то, деньги... Наживу их, тогда брошу опять дело -- и сюда.

            -- Опять лавку?

            -- Опять.

            В девятом часу, после легкого завтрака и кофе, Дунаев и Чайкин вышли из дома.

            Очутившись на улице, они услышали тревожный звон колокола.

            -- Пожар! -- заметил Дунаев.

            Впереди и, казалось, далеко поднялось густое облако дыма, среди которого по временам вырывались огненные языки.

            -- Сильный пожар! Должно быть, горит внизу, на набережной или где-нибудь недалеко от пристани.

            -- Мне в ту сторону идти. Кстати погляжу, а то и помогу качать воду! -- проговорил Чайкин.

            -- Не придется.

            -- Отчего?

            -- У них все паровые помпы... И пожарные у них молодцы.

            Они вышли на главную улицу.

            Мимо них пронеслись пожарные одной из частей города. Действительно, они глядели молодцами.

            На одной из рессорных телег с пожарными инструментами, среди людей в форме и с металлическими шлемами на головах сидел господин в статском платье, в цилиндре.

            -- Это кто? -- полюбопытствовал Чайкин.

            -- Должно быть, газетчик.

            -- Зачем?

            -- Чтобы описать, значит, какой пожар, сколько убытку... и завтра или сегодня в газету... публика все и узнает... Однако мне здесь надо свернуть... Так обедаем вместе?

            -- Вместе.

            -- А после обеда я тебя провожу на пароход... А скучно без тебя будет! -- неожиданно прибавил Дунаев.

            -- И мне скучно, -- свой, российский... Теперь уж мне на ферме не увидать российского человека.

            -- Когда небось приедешь сюда... А здесь есть русские... Один портной тоже бежал с судна...

            -- Матрос?

            -- Нет. Крепостной был взят одним лейтенантом в плавание заместо камардина... Убежал... Хорошо теперь живет... И женился на чешке... Есть еще один русский из духовного звания... из Соловков бежал... Ужо я тебе их адресы на случай дам... Еще двое сталоверов... из-за веры своей сюда прибыли. А поляков да жидов порядочно-таки. Только с жидами лучше не связывайся! -- прибавил Дунаев.

            Они разошлись. Дунаев пошел в контору наниматься в возчики, а Чайкин продолжал путь, направляясь к нижней части города, к набережной, недалеко от которой жил Абрамсон.

         

      2

           

            Чем ближе подходил Чайкин к месту пожара, тем больше видел людей, спешивших туда. Охваченный общим возбуждением, прибавил и он шагу.

            Через полчаса Чайкин уже спускался к набережной и скоро пришел к месту пожара.

            Зрелище было ужасное.

            Огромный пятиэтажный дом был охвачен дымом и пламенем, вырывавшимся из крыши, уже частью разобранной, и из окон. Раздался треск проваливающихся

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту