Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

162

адвоката.

            -- Ого, к какому вы козырю добрались! Первый адвокат во Фриски. Около миллиона стоит!

            -- То-то, за совет, сказывали, по пятидесяти долларов берет.

            -- С вас взял?

            -- С меня за что? Я к нему с письмом от Блэка пришел. А он с других за пять минут разговора берет...

            -- Такая у него такса, Чайк.

            -- Бессовестная такса, Билль.

            -- Отчего бессовестная? Его дело объявить, а публике -- ходить или не ходить. Обмана нет!

            Чайкин чувствовал в этих словах что-то неправильное, но смолчал, так как доказать, что именно в этой якобы свободе предложения и спроса есть насилие над публикой и неумеренное пользование своим талантом и именем -- он, разумеется, не мог бы. Однако, подумавши, заметил:

            -- Обмана нет, да и совести мало...

            -- У всякого своя совесть, -- вымолвил Билль.

            -- И зачем ему столько денег?

            -- А вы, Чайк, у него бы спросили...

            -- Он и говорить не дает.

            И Чайкин рассказал про свой визит к адвокату.

            Билль слушал и смеялся.

            -- За ваше здоровье, Чайк... За ваше здоровье, Дун!.. Желаю вам, Дун, чтоб и мяса много продавали и чтобы ваша жена была вам настоящей помощницей... Деньги ваши, надеюсь, при ней целей будут...

            -- Уж я отдал ей спрятать!

            -- Ловко! И без расписки?

            -- Какая расписка от невесты...

            -- И вы, Дун, я вам скажу, за пять лет не многому научились.

            -- А что?

            -- Да то, что ваша невеста может найти и другого жениха, который захочет открыть, скажем, москательную торговлю. Очень желаю, чтобы этого не случилось, но только я никому не отдал бы без расписки деньги... Вот только, пожалуй, Чайку бы дал... Он не любит денег, особенно если их много! -- смеясь говорил Старый Билль.

            Дунаев испуганно и растерянно смотрел на Билля.

            -- Да вы, Дун, не пугайтесь заранее... Женщины трусливый народ...

            -- Моя невеста, Билль, честная девушка! -- взволнованно проговорил Дунаев.

            Но в его душу уже закралось сомнение. Он, как нарочно, вспомнил о том, как настойчиво требовала его невеста деньги и как, казалось ему теперь, была холодна вчера при прощании.

            И, желая подавить эти сомнения и уверить себя и Билля, что он не попадется впросак, он хвастливо проговорил:

            -- Меня женщина не обманет, Билль. Не таковский я!

            И, словно бы в доказательство, что он не таковский, Дунаев налил себе рюмку и выпил ее залпом.

            -- Не хвалитесь, Дун. И бросьте об этом думать, а женитесь скорее... Я ведь так... по-стариковски болтаю... А вы и поверили! -- старался успокоить Дунаева Билль.

            И действительно, добродушный и не особенно сообразительный Дунаев успокоился, однако проговорил:

            -- Моя невеста, Билль, не такая, чтобы прикарманить деньги... И завтра же я их от нее отберу!.. Надо за лавку платить. Так и скажу...

            -- Ну, значит, и делу конец... Так вы завтра едете, Чайк?

            -- Завтра... Что здесь делать?..

            -- Правильно. И я терпеть не могу города. На большой дороге, на козлах я чувствую себя лучше... Ну, да и то... города-то мне молодость-то попачкали... От этого, верно, я люблю так свой дилижанс... А то ехали бы, Чайк, послезавтра со мной... Я вас до перекрестка довезу, а там пешком пойдете...

            -- Ждут меня,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту