Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

153

черной работой не занимается!" -- подумал он.

            -- Спрашивайте, если не очень глупо!

            -- Зачем мне эта жестянка?

            -- Вы первый раз у адвоката?

            -- В первый.

            -- И у докторов никогда не бывали? -- со смехом допрашивала молодая девушка.

            -- Никогда.

            -- Ну, так знайте, что это очередной номер. До вас пришло девять человек, вы -- десятый. Адвокат вас примет десятым. Поняли?

            -- Понял. Благодарю вас.

            Он хотел было идти, но молодая девушка остановила его и, переставши смеяться, проговорила не без участливой нотки в голосе:

            -- Вы, может быть, не знаете, что адвокат, к которому вы идете, очень дорогой: меньше пятидесяти долларов за совет не берет, и если у вас дело, то приготовляйте денежки.

            -- Я не за советом...

            -- А зачем?

            -- У меня есть к нему рекомендательное письмо... насчет места на ферме... За передачу письма платить ведь не нужно?

            -- Не нужно. Идите!

            И Чайкин вошел в приемную.

            В большой, роскошно и в то же время просто убранной приемной с массивными, обитыми темно-зеленой кожей креслами и двумя диванами, с дорогим ковром во всю комнату, дожидалось девять человек: шесть мужчин и три молодые дамы.

            Одни сидели у большого круглого стола посреди комнаты, заваленного роскошными кипсеками {Альбомами с гравюрами (англ. keepsake).}, книгами, журналами, газетами и фотографиями, и читали или разглядывали картинки и фотографии. Другие развалились в креслах, задравши, по обычаю американцев, высоко ноги.

            На отдельном столе, у раскрытого окна, выходившего в сад, стояли бутылки с вином, графины с прохладительными напитками, ваза со льдом, стаканы и рюмки.

            Чайкин присел на ближнее к дверям кресло и озирал публику.

            -- Номер второй! -- произнес торопливый и резкий голос из полуотворенной двери кабинета, и Чайкин успел увидеть смуглое длинное худощавое лицо с резкими чертами и клинообразной, черной как смоль бородой.

            Какой-то толстяк медленно выползал из большого глубокого кресла.

            -- Попрошу джентльмена поторопиться! -- отчеканил адвокат резким суховатым тоном. -- У меня времени немного.

            Толстяк с трудом вылез из кресла и торопливо, насколько позволял ему его громадный живот, вошел в двери.

            Не прошло и десяти минут, как двери кабинета отворились снова, и из двери раздался тот же отрывистый голос:

            -- Номер третий!

            Молодая, очень красивая женщина под вуалью, с крупными брильянтами в ушах, одетая в роскошное серое шелковое платье, обшитое кружевами, чуть-чуть шелестя им, быстро двинулась к дверям.

            "Должно, тут все богатые!" -- решил Чайкин, вспомнив слова горничной о том, что адвокат меньше пятидесяти долларов за совет не берет, что, если дело придется вести, то надо припасать денежки.

            И он прикинул в уме, сколько может получить адвокат в одно только утро, считая, что все девять человек пришли только за советом: оказывалось четыреста пятьдесят долларов, а в год, рассчитал Чайкин, до ста шестидесяти тысяч.

            И он только дивился, как это можно наживать такие деньги и, главное, брать за какие-нибудь десять минут разговора по пятьдесят долларов. Это казалось матросу ни с чем не сообразным и просто-таки большою и возмутительною несправедливостью.

 

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту