Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

152

-- толковитая у меня будет жена, Чайкин... Умная! Уж ей обещали в гостинице, где она горничной, что будут брать мясо у нас... Деловая баба! Ох, деловая! -- сонным голосом говорил Дунаев и скоро захрапел.

            Лег спать и Чайкин и, перед тем как заснуть, подумал, что если он женится, то выберет не деловую, а душевную бабу.

         

      3

           

            На следующее утро Чайкин проснулся рано. Дунаев еще спал.

            Тихонько одевшись, чтобы не разбудить сожителя, Чайкин стал читать газету, которую он вчера вечером купил, и внимание его было привлечено напечатанным крупным шрифтом перечислением содержания газеты, в котором между прочим значилось: "Убийство в Сакраменто".

            В телеграфном сообщении передавалось, что третьего дня (в тот самый день, когда там были наши путешественники) был застрелен на улице джентльмен, принадлежавший, как уверяли многие, к шайке агентов большой дороги. Убийца ускакал.

            По описанию наружности убитого Чайкин почти не сомневался, что был убит тот самый спутник в дилижансе, которого Билль хотел повесить и которого отстоял он, Чайкин.

            Когда Дунаев встал, Чайкин дал ему прочитать газету.

            -- Укокошили мерзавца, что нас так отблагодарил! -- довольно равнодушно промолвил Дунаев.

            -- А ты думаешь, кто?

            -- А черт их знает. Свои, верно... А может, и Дэк наказал его за подлость...

            -- Дэк не решится быть убийцей! -- заступился за Дэка Чайкин.

            -- За других не ручайся, Чайкин... И знаешь, что я тебе скажу?

            -- Что?

            -- Вовсе ты прост! Вот поживешь здесь, Америка обломает тебя... Многому научишься, братец ты мой! -- хвастливо говорил Дунаев, считавший себя американцем.

            Позавтракавши, оба сожителя вышли вместе в девять часов.

            Чайкин пошел к адвокату, Дунаев -- к невесте, чтобы вместе с ней нанять помещение для лавки.

            Они условились встретиться на пристани в первом часу, когда должен подойти баркас с отпущенными на берег матросами с "Проворного".

            На этот раз щегольски одетая горничная отворила двери немедленно после звонка и не имела такого сердитого вида, как вчера.

            -- Здравствуйте! -- приветствовал ее Чайкин. -- Можно видеть адвоката?

            Горничная слегка кивнула головой и оглядела его с ног до головы с нескрываемой улыбкой, очевидно удивленная вопросом. Чайкин покраснел.

            -- Конечно, можно, раз он принимает с восьми до одиннадцати! -- проговорила она и снова засмеялась, показывая свои белые мелкие зубы.

            -- Извините меня! -- смущенно вымолвил Чайкин.

            -- Вы, верно, зеленый?

            -- Да.

            -- От этого и предлагаете глупые вопросы. Надо прежде подумать, а потом спрашивать.

            -- Это верно... Еще раз извините.

            -- Извиняю! -- милостиво произнесла молодая девушка.

            И с этими словами вручила Чайкину жестянку с десятым номером и указала белой, почти что холеной рукой с кольцом на мизинце на одну из дверей.

            Чайкин удивленно смотрел на жестянку.

            -- Ну, что еще? Чему удивляетесь? -- спросила горничная, очевидно слегка потешавшаяся над этим застенчивым глупым иностранцем.

            -- А можно спросить? -- робко спросил Чайкин, в свою очередь несколько удивленный, что горничная так форсисто одета и выглядит совсем барышней.

            "И руки какие белые. Видно,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту