Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

138

тогда, братцы?

            -- Очень, и старший офицер тоже.

            Когда загребной объявил, что пора "валить" на вельбот, Чайкин проводил гребцов до вельбота и еще раз просил сказать Кирюшкину, что он ему кланяется и будет завтра поджидать его на пристани... Пусть он позади всех, мол, идет... Затем Чайкин простился со всеми, пожелал, чтобы вышла матросикам "ослабка", и долго еще провожал глазами удалявшийся вельбот.

            Через четверть часа он зашел в один из салунов на набережной и, позавтракавши, направился к Абрамсонам.

         

      2

           

            Переулок, в котором жил старый еврей, Чайкин нашел после долгих блужданий. Наконец он попал в него и узнал дом. Войдя во двор, он подошел к старенькому флигелю и постучал в двери.

            Некоторое время никто ему не отворял. Тогда он стал стучать сильнее.

            -- Кто там? Кого нужно? -- по-английски спросил молодой голос, по которому Чайкин тотчас же признал Ревекку.

            -- Чайк! Русский матрос! -- отвечал по-английски Чайкин.

            -- Мы не знаем Чайка... И отца нет дома...

            -- В таком случае кланяйтесь господину Абрамсону и вашей маменьке, Ревекка Абрамовна, а вас позвольте поблагодарить, что вы ко мне были добры и научили, сколько жалованья требовать... А я в другой раз приду! -- проговорил Чайкин по-русски.

            -- Так это вы, тот бедный матросик, которого ночью отец привел? -- спросила Ревекка, и тоненький ее голос сразу сделался радостным.

            -- Я самый, Ревекка Абрамовна!

            -- Так подождите минутку. Я сейчас отворю...

            За дверьми торопливо зашаркали туфли.

            Через несколько минут послышались шаги, и двери отворились.

            При виде хорошо одетого Чайкина Ревекка удивленно попятилась назад.

            -- И вы, Ревекка Абрамовна, не узнали? -- спросил, улыбаясь, Чайкин.

            -- Вы тогда были в другом костюме, а теперь такой джентльмен. Пожалуйте в комнату, господин Чайкин!.. Здравствуйте! Очень рада, что вы нас вспомнили! -- радостно говорила Ревекка, пожимая руку Чайкина.

            Чайкину показалось, что она похудела и побледнела и ее большие черные глаза как будто ввалились.

            -- Чем угощать вас, господин Чайкин? Может быть, рюмку вина хотите?

            -- Благодарю... Ничем. Я только что завтракал.

            -- Папенька скоро придет... Он по делам ушел, и маменька тоже по делам.

            -- А Абрам Исакиевич как поживает?

            -- Ничего себе... Все теми же делами занимается! -- прибавила смущенно Ревекка.

            Скорбное выражение показалось в ее глазах.

            -- Только уж больше грогу мы не даем... Не даем больше грогу тем, кого приводит папенька! -- словно бы желая оправдать отца, говорила Ревекка. -- А дела плохо идут! -- грустно прибавила она.

            -- А маменька ваша торгует?

            -- Да... старое платье покупает... Кое-как перебиваемся... А ваши дела, видно, хорошо?

            Чайкин сказал, что его дела хороши, что он поступает рабочим на ферму, и прибавил:

            -- И все с вашей легкой руки пошло, Ревекка Абрамовна. Дай вам бог всего хорошего! Тогда вы меня надоумили, чтобы я и не пил и дешевле десяти долларов жалованья не брал. Помните?

            -- Очень помню. И папенька потом говорил, что вы очень умный человек -- не дали себя обидеть. Очень хвалил...

            -- А вы как поживаете, Ревекка Абрамовна?

            -- Я?.. Нехорошо,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту