Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

135

молодцов, Билль?

            -- А тех, что по дорогам ищут наживы.

            -- Трудно их поймать, Билль...

            -- А пора бы...

            -- Видно, еще не пора.

            -- И повесить их пора, Смит. Как вы полагаете?

            -- Полагаю, что они не такие дураки, чтобы их повесили, Билль... Будьте здоровы, Билль!

            Когда они ушли, Билль сказал Дунаеву и Чайкину:

            -- Знаете, кто такие эти джентльмены?

            -- А кто? -- спросили оба русские.

            -- Агенты. Те самые, которые нас бы укокошили, если бы не Дэк...

            Чайкин изумленно смотрел на Билля.

            -- Неужели? Вы, Билль, разве знаете, что они агенты?

            -- Отлично. И многие здесь знают.

            -- Так как же их оставляют на свободе?

            -- Знать не всегда значит иметь доказательства. Они пока не попались и ловко хоронят концы в воду. Этот Смит -- хитрая бестия... У него тут есть лавка для отвода глаз, а настоящее его занятие -- грабить по дорогам...

            -- И убийство? -- в ужасе спросил Чайкин.

            -- В крайнем случае, если подвергающийся нападению защищается. Месяца два тому назад они ограбили пассажиров дилижанса... И хотя были в масках, но один пассажир узнал Смита по обрубленному пальцу.

            -- И что же?

            -- Ничего.

            -- Отчего же он не жаловался в суд?

            -- Оттого, Чайк, что обрубленный палец еще не доказательство, и потому еще, что ограбленный боялся, как бы Смит не отомстил... Ну и молчал. Смит и на свободе, пока его не повесят по приговору суда Линча здешние жители, когда убедятся, что он агент. Однако пора и в дорогу, джентльмены!

            Скоро дилижанс выехал из Сакраменто.

            На следующее утро наши путешественники приехали в Сан-Франциско.

            И Чайкин и Дунаев, прежде чем уйти, горячо благодарили Билля за благополучное путешествие и за то, что Билль был так добр к ним.

            В свою очередь, и Билль, крепко пожимая руки обоим русским, проговорил:

            -- Такие пассажиры не часто встречаются... Надеюсь, мы будем хорошими знакомыми.

            И Билль пригласил своих пассажиров пообедать завтра в семь часов вечера в ресторане рядом с конторой дилижансов.

            -- А вы, Чайк, редкий молодой человек... да! -- прибавил в заключение Старый Билль.

           

           

         

      ЧАСТЬ II

         

      ГЛАВА I

         

      1

           

            -- Ну, валим, Чайкин! Пойдем искать комнату. День-другой побудешь ведь здесь... Отдохнешь... А там на место поедешь! -- проговорил Дунаев, веселый и радостный и оттого, что наконец добрался до Сан-Франциско цел, невредим и со своими тремя тысячами долларов в кармане, и оттого, что увидит невесту, и оттого, что скоро откроет мясную лавку и отлично заживет.

            Будущее представлялось светлым и легко достижимым счастием. Требования у него от жизни были небольшие: быть хозяином мясной лавки, жить спокойно, иметь семью... чего еще больше желать бывшему матросу?

            И Чайкин был очень рад, что добрался до Сан-Франциско и скоро уедет на ферму. Земля его манила. Вместе с тем главным образом его манила свобода. И он за этот год так уже привык к ней, что ему казалось каким-то далеким его недавнее прошлое, когда он был матросом на "Проворном".

            Шагая по улицам, он вспомнил такое же чудное сентябрьское утро год тому назад, когда его наказали, вспомнил, как он опоздал на шлюпку, как

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту