Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

132

к Старому дубу не поедем.

            -- А как мы поедем, Билль?

            -- Я знаю старую, заброшенную дорогу, которая далеко в стороне от большой... Завтра на нее свернем, и, пока молодцы нас будут поджидать у Старого дуба, мы будем подъезжать к Сакраменто. Дорога, правда, скверная, но лучше ехать по скверной, чем по хорошей... Так мудрено или нет не встретиться с агентами? -- шутливо промолвил Билль, обращаясь к Дунаеву.

            -- Не мудрено! Виноват, Билль! Я и забыл об этой дороге. Слышал только, что была дорога.

            -- А я по ней ездил и знаю ее хорошо! -- сказал Билль, отхлебывая от кружки молоко. -- Чайк прав, положившись на Билля! Агенты не увидят ни ваших денежек, Чайк, ни денежек Дуна...

            Оба супруга вошли в комнату.

            -- Что, готовы лошади, Диего?

            -- Сейчас будут готовы.

            -- Что мы вам должны?

            -- Ничего, Билль! -- отвечал Диего.

            -- А молоко и хлеб?

            -- Стоит ли говорить о таких пустяках. Зато вы меня угостили ромом, а Аниту персиками.

            -- Ну, как хочешь... Спасибо за угощенье... Да вот еще что: сегодня ночью, верно, к вам приедет один верховой на серой лошади. Зовут его Дэк... Не забудете?

            -- Я ему напомню, Билль! -- сказала Анита.

            -- Так скажите Дэку, верховому на серой лошади, что Старый Билль и его пассажиры кланяются ему и благодарят.

            -- А за что благодарят? -- спросила мексиканка.

            -- Он знает. А вам, синьора, знать этого не нужно!

            -- Да я и не желаю! -- обидчиво промолвила Анита.

            -- Готовы лошади! -- крикнул маленький негр, показываясь в дверях.

            -- Прощайте, синьоры!

            -- Прощайте, Билль! прощайте, джентльмены! Счастливого пути!

            Когда фургон отъехал от ранчи, Старый Билль обернулся к пассажирам и проговорил:

            -- От хлопот, я думаю, мы избавимся благодаря тому, что Дэк оказался порядочным парнем... А не то пришлось бы нам посчитаться с агентами. Вы ведь не согласились бы отдать им свои пять тысяч и пожитки в придачу по первой их просьбе?

            -- Не согласился бы.

            -- И, значит, была бы жаркая схватка... Вы ведь знаете, Дун, агенты не любят, если им вместо денег показывают, как стреляют револьверы...

            -- Знаю, Билль.

            -- И я, признаться, предпочитаю такой образ действий со стороны пассажиров. Но, во всяком случае, это главным образом их дело, а не мое, и если они не согласны охранять свои денежки, то и я не смею пристрелить агента и... молчу... Со мной был раз такой случай... Вез я четырех пассажиров... здоровые и сильные были джентльмены. Я их предупредил, что агенты шалят и могут напасть, и спрашиваю, что они думают в таком случае делать.

            -- Что же они?

            -- Струсили, Дун, очень струсили, говорят: "Лучше отдать деньги, чем быть убитым. Деньги наживешь, а жизни не вернешь". Положим, это справедливо, но, с другой стороны, нельзя же позволять себя грабить... Поговорили мы об этом, а на следующий вечер подъехали к нам три джентльмена в масках, верхом, и просят меня остановиться... "А не то, говорят, мы лошадей остановим пулями..." И пассажиры просят остановиться... Ну, я остановился и до сих пор не могу вспомнить хладнокровно, что три агента безнаказанно обчистили четырех пассажиров... Оставили им только сапоги да нижнее белье. И еще посмеялись после: "Добрые,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту