Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

131

предложить гостям! -- приветливо сказала она певучим голосом на плохом английском языке, ставя молоко на стол. -- Больше у меня ничего нет, джентльмены. Соленую свинину вы есть не станете. Ваша, конечно, свежее! -- прибавила она, вскидывая свои большие черные сверкающие глаза по очереди на трех гостей и задерживая свой взгляд чуть-чуть дольше на Чайкине.

            Билль сказал, что у них все есть, и даже фазаны к жаркому, поблагодарил за молоко и хлеб и предложил хозяевам вместе пообедать.

            Но красивая брюнетка отказалась. Отказался и мексиканец.

            Пока Дунаев нарезывал ветчину, Билль спрашивал хозяина:

            -- Проезжие перед нами были, Диего?

            -- Были, Билль.

            -- Кто такие?.. Не прикажете ли стаканчик рома, Диего? А синьора пьет?

            -- Синьора не пьет, Билль, по-старому! -- отвечал мексиканец. -- Ей рано еще пить! -- прибавил он. -- Ваше здоровье, джентльмены!

            И мексиканец выцедил ром с наслаждением пьяницы.

            -- Еще, Диего?

            -- Можно и еще.

            -- Не много ли будет, Диего? -- вдруг проговорила его жена, и темные ее глаза сверкнули холодным блеском.

            -- А ты еще здесь? Ты шла бы, Анита, отсюда. Не надо мешать джентльменам! -- строго проговорил Диего.

            -- Синьора нам не мешает... Чайк! угостите синьору персиками, если она отказывается с нами пообедать.

            Чайкин встал, чтобы поднести корзину, но мексиканка уже подошла и сама взяла несколько персиков, поблагодарив Чайкина ласковым взглядом, и присела в отдалении.

            Диего между тем выпил второй стаканчик.

            -- Так кто такие проезжали, Диего?

            -- Фургон с пионерами...

            -- А еще?

            -- Верховой.

            -- Не знаете, кто такой?

            -- Видал где-то, а не знаю.

            -- Какой он из себя, Диего?

            -- Рыжеватый, среднего роста...

            -- Со шрамом на щеке?..

            -- Именно...

            -- А лошадь его вороная?

            -- Да. Я знаю эту лошадь, -- это черная кобыла Джима.

            -- В котором часу он у вас был, Диего?

            -- В котором часу?.. В котором часу это было, Анита?.. Еще ты подавала тому джентльмену свинину, хлеб и кофе... И он так торопился ехать.

            -- Да так часа три тому назад...

            -- Это верно, синьора?

            -- Полагаю, что верно! -- с достоинством отвечала мексиканка.

            После этого Билль принялся есть. Не отставали от него и пассажиры, с особенным удовольствием напавшие на свежий мягкий хлеб, которого они давно не видали. После ветчины принялись за фазанов. Жаркое, приготовленное Дунаевым, оказалось превосходным.

            -- А что, Диего... Не пора ли и лошадей закладывать? -- сказал Билль. -- Только хороших дайте под почту.

            -- Дам лучших, Билль. Пойдем, Анита! -- обратился Диего к жене.

            -- Еще персиков, синьора! -- предложил Билль.

            Анита отказалась.

            -- Бери, когда предлагают! -- проговорил Диего и толкнул Аниту к столу.

            Та вспыхнула и, словно бы извиняясь за грубость мужа и желая показать свою деликатность, взяла один персик. Но Билль заставил взять ее целый десяток. И тогда супруги ушли.

            -- Слышали, джентльмены... этот подлый товарищ Дэка опередил нас. Он будет в Сакраменто на день раньше нас, и, следовательно, они нас действительно могут встретить у Старого дуба, как предполагает Дэк. Но мы

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту