Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

126

        -- Вы... в самом деле... возмущены вашим товарищем?.. Нет ли какой ловушки?

            Дэк вспыхнул.

            -- Какая же может быть ловушка? Я торопился единственно для того, чтобы отплатить хоть отчасти за жизнь, которой я обязан Чайку. Для Чайка больше и приехал... Ваше дело верить мне или не верить... И у меня револьвера нет! -- прибавил в виде веского аргумента Дэк, выворачивая свои карманы.

            -- Довольно. Я верю вам, Дэк! -- произнес Билль.

            Дэк опять покраснел, на этот раз от удовлетворенного чувства.

            -- И сколько агентов, вы думаете, соберет этот мерзавец?

            -- Полагаю, человек шесть, по два на каждого из вас, и чтобы досталось по шести сот долларов на каждого.

            -- Как так? Почему по шестисот?

            -- Около этого... разделите-ка, Билль, на шесть три тысячи долларов Дуна да пятьсот долларов Чайка, которые зашиты у него и спрятаны на груди.

            -- А вы почем знаете, Дэк? -- изумленно спросил Чайкин.

            -- Я слышал, как вы об этом говорили на пароходе...

            -- Но я вас не видал на пароходе...

            -- Не мудрено: я тогда был с бородой... Так разделите, говорю, три тысячи пятьсот долларов на шесть, и выйдет около шестисот на брата... Ради этакого куша молодцы выедут...

            -- А что, Дэк, если против шести будет не трое, а четверо?

            -- Откуда у вас четвертый?

            -- А если я вас возьму в дилижанс и довезу до Фриски? И револьвер дам?

            -- Спасибо, Билль. Но я откажусь.

            -- Почему?

            -- Я не хочу стрелять в бывших товарищей. Если бы даже со вчерашнего дня я и переменил о них мнение, все-таки мне бы не хотелось поднимать на них руку. Это пахнет предательством...

            -- Пожалуй, вы правы, Дэк. Вы гораздо лучше, чем я думал.

            -- Предупредить я могу... это долг совести, но пристать к какой-либо стороне считаю неудобным. Я предпочту оставаться нейтральным в этом деле и не спеша продолжать путь до Фриски...

            -- В таком случае я возвращу ваш револьвер... Без револьвера неудобно?

            -- Как будто бы не совсем.

            Минут через десять приехала почта, то есть небольшая тележка с несколькими десятками писем и посылок.

            -- Что так поздно, Джо? -- обратился Билль к заспанному мальчику лет четырнадцати, который привез почту и начал ее укладывать в фургон.

            -- Дорога скверная, Старый Билль!

            -- А может быть, нам и спать хотелось, Джо?

            -- Хотелось, Старый Билль.

            -- И мы вздремнули. А, Джо?

            -- Вздремнули, Старый Билль!

            -- И лошади вздремнули?

            -- Очень может быть, Старый Билль!

            -- В следующий раз выспитесь хорошенько дома, Джо, перед тем как везти почту. Слышите?

            -- Слышу, Старый Билль.

            -- И хорошо слышите, Джо?

            -- Хорошо, Старый Билль. А вот посылочка лично вам, Старый Билль. Отец велел передать!

            И мальчик подал Биллю корзинку с персиками.

            -- Это для кого же?

            -- Для вас, Старый Билль. Мать сказала: "Старый Билль любит персики".

            -- Поблагодарите, Джо, отца и мать. Персики отличные. Каков урожай, -- сказал Билль, пробуя один крупный свежий персик, -- в вашем саду?

            -- Отличный.

            -- Кушайте, джентльмены, персики... Попробуйте и вы, Джо. После сна приятно съесть персики... Дэк! Полакомьтесь да возьмите себе на дорогу!

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту