Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

121

слышно прошептал он. -- Обойдите сзади к фургону.

            Через минуту Чайкин вернулся с ружьем.

            Тогда Билль лег ничком и пополз в траве.

            Дунаев и Чайкин молча следили за движением Билля...

            Вдруг с громким кудахтаньем из травы тяжело поднялась, шумно хлопая крыльями, пара фазанов, блестя на солнце перьями. Раздались один за другим два выстрела, и через несколько минут Билль вернулся с двумя крупными птицами.

            -- Вот у нас, джентльмены, и отличное жаркое будет к обеду! -- весело проговорил он... -- Кто из вас ощиплет и выпотрошит птицу, пока я буду рассказывать вам историю своей жизни?

            -- Я это дело обработаю, Билль! -- сказал Дунаев, беря из рук Билля фазанов.

            -- Экие красивые куры. Как их зовут, Дунаев?

            -- Фазаны! -- ответил Дунаев.

            -- У нас в России их нет?

            -- На Кавказе есть... черноморские матросики говорили. Вкусная птица!

            И Дунаев принялся ощипывать птиц.

            А Билль зарядил ружье, положил на траву и, усевшись, продолжал:

            -- Шесть месяцев, джентльмены, я прослужил на службе ее величества королевы Виктории, а на седьмой месяц, как получен был приказ об отправлении нашего полка в Индию, я ночью удрал из казарм, продал форму и купил себе дешевую пару платья, шляпу и две смены белья -- и с утренним поездом в Ливерпуль, как раз к отходу эмигрантского парохода в Америку. Бумаги свои мне дал мой друг яличник, и я под его именем был принят палубным пассажиром на пароход.

            По приезде в Америку я бумаги вернул ему по почте и записался под своею фамилией: "Билль Робине", если вам интересно знать мою фамилию, хотя уже давно меня зовут в этой стране просто Старым Биллем. Прежде звали дядей Биллем, но уж теперь какой же я "дядя"...

            Когда я ступил после пятнадцатидневного плавания -- тогда пароходы не так шибко ходили, как нынче -- на берег в Нью-Йорке, у меня был один фунт... Но я скоро нашел работу -- поступил кочегаром на буксирный пароход, и дело мое было сделано... Не стану вам рассказывать, джентльмены, сколько я перепробовал профессий за два года: был я и конюхом, и разносчиком, и сторожем в цирке. Через два года у меня была тысяча долларов, и мне повезло... я попробовал играть на бирже, и через шесть месяцев у меня было двадцать тысяч долларов, а еще через шесть я все спустил... Но легкая нажива уже соблазняла меня, джентльмены... Работа казалась уж мне нестоящим трудом... Мне хотелось быстро разбогатеть, и я отправился в южные штаты пробовать там счастия... Но в Ричмонде, вместо того чтобы начать работать, я стал посещать игорные дома и сделался профессиональным игроком. Шулером не был, в этом могу вас уверить, но играл каждый день, водил компанию с подозрительными джентльменами и пьянствовал. Наконец и играть не на что стало... А уж привычка к праздной жизни сделала свое дело. Мне не хотелось работать и хотелось жить хорошо... И опять дьявол взял меня в свои когти, но на этот раз уже крепче, чем когда я ездил по Темзе на шлюпке... Я поступил в шайку агентов, но не убийц, а только грабителей... мы останавливали дилижансы на большой дороге и грабили плантаторов. Жизнь мы вели кочевую, то на одной дороге, то на другой, и снова у меня появились денежки, и снова я пьянствовал и кутил, пока... пока не случилось того, чему лучше бы не случаться,

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту