Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза
Главная arrow Статьи arrow Станюкович Константин Михайлович. Гайдаенко И.П. Флагман русских маринистов

Станюкович Константин Михайлович. Гайдаенко И.П. Флагман русских маринистов

 Загоралась заря девятнадцатого века. На рейдах и в гаванях  России
буйно разрастался лес корабельных мачт.  Морская  целина,  распаханная
Петром, щедро колосилась белобокими парусами.
    Не оглядываясь на  самозванных  "владычиц  морей",  Россия  дерзко
выходила на океанские просторы. 1803-1806 -  первые  годы  столетия  -
первая  российская  кругосветная  экспедиция,  первые  имена   русских
морепроходцев  высечены  на  скрижалях  истории.   И.Ф.Крузенштерн   и
Ю.Ф.Лисянский, "Надежда" и "Нева" -  их  парусные  ладьи.  Оправдалась
надежда державной Невы, принеся морскую славу  России,  славу  добрую,
громкую.
 
  Белокрылыми птицами  разлетались  во  все  края  земли  российские
шлюпы,  бриги,  корветы;  отправлялись  открывать  неоткрытые   земли,
познавать таинства океанов: В.М.Головнин  и  М.П.Лазарев,  О.Е.Коцебу,
Л.А.Гогемейстер, З.И.Панафидин  и  снова  Головнин.  К  южному  полюсу
пробивались Ф.Ф.Беллинсгаузен и М.П.Лазарев, в Арктику -  М.Н.Васильев
и Г.С.Шишмарев. В третий раз  в  кругоземный  вояж  уходят  неутомимый
адмирал Лазарев, вторую свою экспедицию совершает О.Е.Коцебу.
    Половодье, всплеск русских  парусов  над  Мировым  океаном.  Свыше
сорока кругосветных экспедиций и дальних походов за полвека.
    Открыт шестой континент планеты - закованная во  льды  Антарктида,
нанесены на карты неизвестные острова, исследуются глубины  и  берега,
изучаются течения  и  ветры,  флора  и  фауна  океанов,  а  крепостная
мужицкая Россия все еще толкует  о  найденных  землях  ада  и  рая,  о
кровожадных людоедах, о морских чудовищах, пожирающих целиком корабли,
о сивушных  озерах   и   берегах   из   чистого   золота.   Любопытным
простолюдинам почитать бы  правдивые  описания  морских  плаваний,  но
они темные в грамоте, забитые помещичьей  барщиной,  запуганы  страхом
суеверий и мистических бредней.
    Десятки книг бывалых капитанов повествуют о  далеких  странствиях,
о подвигах русских моряков  на  далеких  меридианах.  За  цифрами,  за
деловым  профессиональным  языком,  за  бытовыми   деталями   остаются
нераскрытыми  прекрасные  образы  русских  людей,  их   необыкновенные
характеры, экзотические краски неведомых стран. Это и стало неодолимым
магнитом, потянувшим в моря живописцев и литераторов.
    И.А.Гончаров  -  автор  первого,   но   уже   нашумевшего   романа
"Обыкновенная  история"  -  определяется  личным  секретарем  адмирала
Е.В.Путятина  и  уходит  в   плавание   с   кругосветной   экспедицией
(1852-1854), чтобы со временем с большим мастерством и  художественным
вкусом создать путевые очерки "Фрегат "Паллада". Несколько лет  спустя
по поручению  морского  министерства  в  путешествие   вокруг   Европы
отправляется писатель  Д.В.Григорович,  создавший  до  этого  довольно
известные повести и романы о крепостной деревне. Позже  он  опубликует
книгу в двух частях "Корабль "Ретвизан".
    В 1867 году  появляются  занимательные  очерки  "Из  кругосветного
плаванья" - первая книга двадцатичетырехлетнего отставного  лейтенанта
Константина Станюковича, творчеству которого в будущем  суждено  стать
флагманом русской морской литературы.
    Необычно сложились отношения  с  морем  у  К.М.Станюковича.  Вырос
он в потомственной семье моряков и,  казалось  бы,  с  детства  должен
был влюбиться в морские дали,  в  тугие  белоснежные  паруса,  которым
посвятили всю свою жизнь его прадед, дед,  отец  и  старший  брат.  Но
в силу ряда причин этого не случилось.
    В Севастополе, в марте 1843 года у  адмирала  Станюковича  родился
сын Константин. В тот  же  день  отец  предначертал  младенцу  карьеру
флотоводца - продолжателя морской династии Станюковичей. Не подозревал
адмирал, что сам же  отвратит  сына  от  флота  своим  крутым  нравом.
Грозный  адмирал,  привыкший  к  неограниченной  власти  на   кораблях
эскадры, не мог обойтись без суровых уставов  и  в  собственном  доме.
В семье  нерушимо  поддерживался  жестокий   домостроевский   порядок,
усиленный   флотской   дисциплиной,    требованием    беспрекословного
повиновения  воле  адмирала  и  строгими   наказаниями   за   малейшее
ослушание.
    Дом Станюковичей жил флотом.  Семейные  беседы  за  вечерним  чаем
о корабельной службе не обходились без упоминаний  обычных  офицерских
команд  того  времени:   "Высечь   розгами",   "Прочесать   линьками",
"Вздернуть на рее".  Об  этом  рассказывалось  вдохновенно  и  весело,
словно, и не существовало понятий о человеческом достоинстве,  о  цене
жизни. Жестокость отзывалась болью и страхом в чуткой, впечатлительной
душе ребенка. Он трепетно боялся отца. Мир под белыми парусами казался
ему багровым от крови бесправных людей.
    В 1857 году, по желанию отца, Константин  сменил  форму  пажеского
корпуса на мундир морского кадета.  Он  мечтал  об  университете,  его
влекла  литература,  но  адмирал  усматривал   в   этом   влечение   к
вольнодумству, к стезе декабристов.
    Нудная, педантичная муштра в морском кадетском корпусе, два летних
практических плавания на кораблях,  крепостные  матросы,  отдающие  25
лет жизни подневольной службе "батюшке-государю", безропотно  терпящие
унижения, издевательства боцманов и офицеров, площадная брань,  розги,
линьки - все зверино-дикое и  вопиюще  несправедливое,  ненавидимое  с
детства предстало наяву.
    Еще шесть месяцев - и конец учебы  в  морском  корпусе.  "А  тогда
- университет,   литературный   труд",   -   мечтал   семнадцатилетний
Станюкович.
    "Время и служба развеют сумасбродные чаяния "щенка", -  раздумывал
отец.
    По сговору адмирала с морским министром раньше  срока  Константина
зачислили   в   экипаж   новопостроенного   парусно-парового   корвета
"Калевала" и в октябре 1860 года  юноша  ушел  в  трехлетнее  плавание
вокруг света.
    Ему повезло.  Командир  корабля  оказался  гуманным,  прогрессивно
настроенным, с доброй душой человеком. Он не терпел вульгарной ругани,
требовал от офицеров человеческого обращения с матросами  и  с  первых
дней похода запретил узаконенные  на  флоте  рукоприкладства  и  порку
линьками.
    Бесконечной вереницей потянулись недели и месяцы тревог и  надежд.
Сквозь штилевые полосы безветрия  и  штормовые  непогоды  стремительно
несся корвет на встречу с  чужими  странами  и  незнакомыми  народами.
А ветер истории нес его к отмене крепостного права в России и телесных
наказаний на кораблях.
    Двадцатилетним лейтенантом в  1863  году  Станюкович  возвращается
с экспедицией в Кронштадт и добивается своего -  выходит  в  отставку,
чтобы   полностью   посвятить    себя    литературной    деятельности.
Учительствует в глухой деревне  Владимирской  губернии,  пробует  свои
силы в поэзии, пишет стихи, статьи, рассказы, печатая их в журналах.
    С   1872   года   К.М.Станюкович   сотрудничает   в    ежемесячном
литературно-политическом журнале "Дело". На  его  страницах  публикуют
свои    произведения    Д.И.Писарев,     Н.Флеровский     (В.В.Берви),
Д.Н.Мамин-Сибиряк, Г.И.Успенский. Здесь он  знакомится  с  редакторами
журнала Г.Е.Благосветловым и революционером-демократом Н.В.Шелгуновым,
близким  к  Н.Г.Чернышевскому.   Через   девять   лет   К.М.Станюкович
становится членом редколлегии журнала, а затем  и  его  издателем.  За
эти годы писателем создано  и  опубликовано  много  статей,  рассказов
и пять романов ("Без исхода", "В  мутной  воде",  "Наши  нравы",  "Два
брата", "Омут").
    За связь с  революционными  демократами-эмигрантами  в  1884  году
царские сатрапы подвергают  аресту  К.М.Станюковича  и  Н.В.Шелгунова.
В течение года писатель содержится в  тюремном  заключении  и  на  три
года ссылается в Томск.
    После возвращения из ссылки  в  свет  выходят  его  новые  романы:
"Первые  шаги",  "Откровенные",  "Жрецы",  "Равнодушные".  Большую   и
заслуженную популярность К.М.Станюковичу приносят его морские  повести
и рассказы. Именно в этих выстраданных  произведениях  наиболее  полно
раскрылся его незаурядный литературный  талант.  За  морские  рассказы
в 1901 году, за два года до конца своего  жизненного  пути,  известный
маринист Станюкович удостоен Пушкинской премии.
    Писатель  до  тонкостей  знал  морскую  службу,   не   изучая   ее
пассажиром-наблюдателем,  а  живя  одной  жизнью  со  всем   экипажем,
испытывая на  себе  все  тяготы  моряка  парусного  флота.  Ему,  сыну
адмирала, одинаково были известны тайны адмиральских салонов и затхлые
кубрики,  где  прозябали  бесправные  "мужланы-матросы".   Проникнутый
искренним  сочувствием  к  рядовым,  он  понимал  их  широкие  натуры,
любознательность и  талантливость,  зажатые  тисками  неграмотности  и
нечеловеческого  обращения.  Помимо  глубокой  вдумчивости,  природной
душевной доброты, он обладал  еще  зрячим  сердцем.  И  все,  что  его
огорчало и радовало, что любил и  презирал,  он  мастерски  излагал  в
своих повестях и рассказах с писательской страстью.
    К.М.Станюкович сумел создать  волнующие  произведения,  населенные
незабываемо  трогательными   и   привлекательными   образами   простых
обездоленных людей, беззаветно любящих свою  родную  землю,  смышленых
мастеров  тяжелого  морского  дела,  в  характере   которых   заложены
выносливость,  героизм  и  готовность  преодолевать  любые  трудности,
совершать подвиги не за страх, а по своей  неподкупной  чести.  И  над
ними  -  боцманы   и   унтеры,   офицерское   дворянство,   возводящие
рукоприкладство  в  некую  магическую  благодетель.   Когда   пытаются
увещевать буйного боцмана, что, дескать, пускать в ход кулаки  -  дело
недоброе, тот крайне удивляется таким определениям и отвечает:  "Ежели
с рассудком, так вовсе даже обязательно". Полынная  горечь  охватывает
читателя, когда задумываешься, до чего  же  уродливо  можно  воспитать
человека.
    Каждый   рассказ    К.М.Станюковича    -    глубоко    драматичное
повествование, гневно  осуждающее  бесправие,  крепостничество  и  его
пережитки, протестующее против несправедливости  и  произвола  господ.
Душевный и верный заступник  африканца  -  Иван  Лучкин  ("Максимка"),
оскорбленный и преданный Федос  Чижик  ("Нянька"),  человечные  матрос
Кочнев  и  боцман  Гордеев,  самодурствующий  барон  фон  дер   Беринг
("Куцый"), умирающий от  чахотки  матрос  Артемьев  ("Между  своими"),
прямой и честный  матрос  Матюшин  ("Отчаянный")  и  другие  персонажи
составляют целую галерею людей  разных  судеб,  изображенных  правдиво
и ярко, с точным рисунком психологии и взаимоотношений.
    Особое место в творчестве  Станюковича  заняла  автобиографическая
повесть  "Вокруг  света  на  "Коршуне",  в  которой  нашло   отражение
трехлетнее  плавание  писателя  на  корвете  "Калевала",  С   глубоким
уважением и любовью описывает он командира корабля  капитан-лейтенанта
Василия Федоровича -  волевого  моряка  и  великодушного  человека.  С
необыкновенной теплотой рисует характер матроса с  лукавинкой  Михаила
Бастрюкова - первого, с кем  познакомился  на  палубе  судна.  Тонкими
мазками создает образ своего  вестового,  безропотного  и  заботливого
Варсонофия  Рябова  (Ворсунька)  из  Вологды,  в  достоверных  деталях
повествует  о  верных  своему  служебному  долгу  штурмане  и  старшем
офицере, о грозе матросов - боцмане Федотове.
    Корвет - островок земли русской. В жизни его экипажа, как в  капле
воды, отражена вся Россия со своими горестями  и  надеждами,  бытом  и
нравами, взглядами и суждениями. Простые, униженные люди бредят новыми
веяниями,  жаждут  торжества  совести,  справедливости,   человеческой
благожелательности.  Вся  повесть  пронизана   великим   и   тревожным
ожиданием отмены крепостного права. Полторы сотни  рядовых  и  унтеров
ждут признания матроса человеком. Ожидание  справедливости  проносится
белым парусником через моря  и  океаны,  встречается  с  беспросветным
горем рабов колоний, угасает в печали  и  снова  вспыхивает  искорками
далекой и сомнительной надежды. Напряженное  ожидание  с  тяжелым,  но
верным предчувствием, что  и  после  дарования  воли,  переодевшись  в
другие одежки, неволя будет по-прежнему угнетать людей. Не  так  легко
изменить мир бесправия. Еще только бродят  слухи  об  отмене  телесных
наказаний, а уже на  корабле  раздаются  ворчания:  "Как  же  обойтись
матросской роже без кулака?" "Не корабль будет - институт  благородных
девиц".
    Повесть "Вокруг света на "Коршуне" представляет  и  для  нынешнего
читателя большой интерес - как путешествие в  прошлое,  откуда  хорошо
прослеживается разбойная биография современного империализма. Писатель
ведет свое  повествование  о  60-х  годах  XIX  столетия,  а  читатель
невольно  переносится  мыслями  в  наши  дни  XX   века,   сравнивает,
анализирует. И неизбежно приходит к выводу:  мир  неузнаваем  в  своих
разительных переменах, но мало в чем  изменилась  природа  капитализма
- та же  звериная  физиономия,  только  постаревшая  и  ставшая  более
отвратительной.
    Прошло сто лет с того времени,  как  описаны  Фуншал  на  Мадейре,
Батавия (Джакарта) в Индонезии и  другие  города  бывших  и  настоящих
колоний, а кажется, что автор описывает  их  сегодня:  те  же  грязные
хибары туземных кварталов и фешенебельные виллы  европейских  районов,
та же роскошь на фоне нищеты, болезней и горя.
    В период плавания К.М.Станюковича в Америке  началась  гражданская
война севера с  плантаторами  рабовладельческого  юга.  Шла  война,  а
тихими океанскими дорогами все еще брели  корабли,  груженные  черными
рабами. На невольничьи рынки было вывезено  десять  миллионов  негров,
и все они ждали свободы и  равенства  от  победы  северян.  Но  прошли
десятилетия, наступил двадцатый век, а чернокожий человек по сей  день
остается бесправным и униженным.
    С возмущением К.М.Станюкович описывает, как к  ногам  американской
актрисы вместо цветов янки бросают на  сцену  мятые  купюры  долларов,
и она, униженная,  но  сияющая,  поднимает  с  пола  грязные  бумажки.
Небольшой эпизод  раскрывает  позицию  писателя,  и  с  ней  солидарен
современный читатель. Доллар - цель жизни  буржуазного  общества,  его
божество, вдохновитель откровенного  грабежа  и  захватнических  войн,
родоначальник ненасытной жадности.
    В  те  годы  Америка  расширяла  свои  территории  и  бесцеремонно
отторгала  Техас,  сократив  почти  наполовину  территорию   испанской
Мексики. Жестоким военным вмешательством Америка  подавила  Тайпинское
восстание  в  Китае.  И  сегодня  американский  империализм  объявляет
далекие  страны  "регионами  своих  жизненных   интересов",   пытается
вторгаться на чужие земли, чтобы грабить их богатства. И сегодня  янки
стремятся    выступать    в    роли    мирового    жандарма     против
революционно-освободительного движения народов.
    Королю канаков Камехамеха I в 1810 году  удалось  объединить  весь
архипелаг Гавайских островов в единое  государство,  насчитывающее  до
полумиллиона туземцев. Гавайи оставались независимыми и  при  Камеамеа
IV, когда их посетил на корвете К.М.Станюкович, хотя уже  в  то  время
американские дельцы без зазрения совести грабили доверчивых  гавайцев,
истребляли их сандаловые леса и ценную древесину вывозили, захватывали
лучшие земли, прибирали к рукам торговлю.
    С 1882 года военные корабли дяди Сэма отправлялись к Гавайям  "для
защиты американских интересов". Их "интересы" раскрылись в 1893  году.
Инсценированное восстание вынудило королеву  Лилуоколани  отречься  от
власти в пользу фиктивной республики. А спустя пять  лет  "республику"
расформировали, и  Гавайи  оказались  обычной  американской  колонией.
С 1959 года Гавайские острова обрели статус 50-го штата, и по переписи
1969 года их коренное население составило только десять тысяч человек.
    Не могут не  волновать  читателя  гневные  строки  К.М.Станюковича
о пребывании в Кохинхине (так европейцы именовали в те годы  Вьетнам).
В 1858-1862 годах французские  колонизаторы  военной  силой  захватили
три южные  провинции   вьетнамского   государства.   Огнем   и   мечом
расправлялся с миролюбивым народом французский адмирал  Бонар.  Сжигая
селения, сея смерть, натравливая  офицерских  собак  на  туземцев,  он
утверждал господство Франции в  Индокитае.  Не  предполагал  писатель,
что и во второй половине двадцатого века на  той  же  многострадальной
вьетнамской земле будет литься кровь от рук  цивилизованных  варваров,
что снова Бонар, но на сей раз американский командующий 82-й десантной
дивизии, 120 лет спустя будет заявлять по телевидению, что его солдаты
готовы  высадиться  в  любой  стране  мира,  где   появится   в   этом
необходимость.
    Трогательны  и  глубоки  подтексты  писателя:  крепостные  русские
матросы, сами изнывающие в рабском ярме, непримиримо  осуждают  хищные
нравы колонизаторов-рабовладельцев, сердечно  сочувствуют  угнетенным.
В том и  величие  русской  души,  и  скрытый  протест  против  царской
тирании. Именно благодаря гуманистическим  мотивам,  гражданственности
творчество К.М.Станюковича пользуется непреходящей любовью и уважением
все новых поколений читателей.
                                                    Иван Гайдаенко
______________________________________________________________________

    Станюкович К.М. Вокруг света на "Коршуне": Сцены из морской  жизни
в двух  частях.  /  Предисл.  И.П.Гайдаенко;  Худож.  М.Д.Шевченко.  -
Одесса: Маяк, 1980. - 392 с., ил. - (Морская б-ка. Кн. 21-я).

    В   одном   из   самых    популярных    произведений    известного
писателя-мариниста   рассказывается    о    трехлетнем    кругосветном
путешествии  6удущего  мичмана  Владимира  Ашанина,  о  том,  как  это
плавание способствует становлению характера юноши,  пробуждает  в  нем
истинный интерес к морской службе.
 
Консультанты фирмы "ALFASHORE" подскажут, как безопасно создать оффшорную компанию на Сейшелах.

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту