Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

116

быстро вскочили и взялись за револьверы, не разобравши спросонок голоса Старого Билля.

            Но, увидавши его спокойное лицо, они тотчас же положили их за пояса и весело усмехнулись.

            -- Видно, агенты приснились? -- засмеялся Билль. -- И крепко же вы спали... Полагаю, что и кофе не мешает выпить и позавтракать... А утро-то какое!

            Действительно, было чудное раннее утро, полное бодрящей свежести.

            Фургон стоял в стороне от перекрестка, у небольшой речки. Вблизи горел костер, и над ним блестел на солнце большой медный кофейник.

            Наши матросы побежали к реке мыться.

            -- Не торопитесь, джентльмены... Мы здесь простоим час, а то и два... Мы будем ждать почты из Сапервиля... Она должна быть в семь, а теперь всего пять...

            Через несколько минут Билль и двое русских сидели за завтраком: ели ветчину и пили кофе.

            Билль сказал, что он тоже отлично выспался, проспавши четыре часа.

            -- А где-то наши спутники теперь? -- заботливо спросил Чайкин.

            Билль с удивлением взглянул на Чайкина и ответил:

            -- А вы, Чайк, все жалеете их?

            -- То-то, жалею.

            -- Не беспокойтесь, не пропадут... А я полагаю, что вчера, Чайк, вы взяли на душу греха! -- неожиданно прибавил Билль.

            -- Каким образом?

            -- А таким, что ошарашили нас с Дуном своими речами, и мы отпустили на все четыре стороны этих молодцев, вместо того чтобы их вздернуть...

            -- Грех был бы, если б вы решились на это, Билль.

            -- А я не чувствую греха, хотя мне и пришлось двух вздернуть.

            -- Неужели вы повесили людей, Билль? -- испуганно воскликнул Чайкин.

            -- Повесил и нисколько не раскаиваюсь!.. И снова повесил бы, если бы нужно было!

            -- За что же вы, Билль, вздернули двух? -- спросил Дунаев.

            -- А тоже агенты были и сделали на нас нападение. По счастью, пассажиры не растерялись и не позволили ощипать себя, как куриц... Агентов встретили пулями. Они бежали, а двое не могли: под ними были убиты лошади... Ну, мы их судили и осудили, и я привел решение суда в исполнение...

            -- А пассажиры все целы остались? -- спросил Дунаев.

            -- Один был убит, другой ранен, и меня задело в ногу! -- проговорил Билль.

            -- А где это было?

            -- У Скалистого ручья...

            Чайкин слушал и раздумчиво произнес:

            -- А я полагаю, что канзасцы своего дела больше не начнут!

            Билль усмехнулся.

            -- Сомневаюсь! -- промолвил он.

            -- Не начнут! -- упорно настаивал Чайкин. -- Другими людьми станут после того, как поняли, что их пожалели...

            -- Как волка ни жалей, он все останется волком, Чайк.

            -- Тем человек и отличается от зверя -- у него другое понятие и другая совесть.

            -- Молоды вы очень, Чайк, и еще не знаете, что есть люди похуже волков. И таких людей жалеть нечего... Их ничто не исправит! -- строго сказал Старый Билль.

            -- Всех жалко... Всякого совесть может переменить. Это разве который вроде как в уме потерянный и не понимает, что делает, ну, так с такого человека что взять. Он не виноват, что бог его лишил рассудка...

            -- Поживете в Америке, Чайк, так поймете, что жалеть всех нельзя... Большой вы чудак, Чайк!.. Налить вам еще кружку?

            -- Налейте Билль А какие люди бывают агентами, Билль?

           

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту