Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

111

здесь, джентльмены? Здесь недурно напиться чаю с ромом.

            -- Умно придумано, Билль! -- весело сказал молодец со шрамом.

            -- Местечко действительно красивое! -- подтвердил брюнет.

            -- А вы, Дун и Чайк, что скажете?

            Те выразили согласие.

            -- Так выходите, джентльмены, а я распрягу лошадей... Дун! Вы мне поможете? А вы, Чайк, достаньте ведра, чтобы напоить лошадей.

            Билль слез, а за ним Дунаев и Чайкин... Вылезли и молодцы, направляясь к ручью.

            Когда Дунаев очутился около лошадей Старого Билля, тот шепнул ему:

            -- Отпрягать не надо. Сию минуту мы скрутим им руки. Вы возьмите брюнета, а я займусь рыжим. Веревки в ведре. Не забудьте сперва обезоружить их. Надо свести с ними счеты.

            -- Не бойтесь, Билль, все сделаю чисто.

            -- Так идем... А вы, Чайк, оставайтесь у лошадей! -- сказал Билль явившемуся с ведрами Чайкину.

            Билль и Дунаев, оба с ведрами в руках, пошли к ручью.

            При их приближении канзасцы, тихо беседовавшие между собой, тотчас же смолкли.

            -- Сейчас сучьев нарубим для костра... Где у вас топор лежит, Билль?.. И как вы не боитесь останавливаться у Скалистого ручья, Билль! Здесь, говорят...

            Но дальше молодец со шрамом не досказал. Билль крепко обхватил его, повалил на землю и швырнул в сторону два револьвера и нож, бывшие у него за поясом. В ту же минуту был повален и обезоружен Дунаевым и брюнет.

            Оба, смертельно побледневшие, не пробовали сопротивляться, когда руки и ноги их были связаны крепко веревками.

            -- Это по какому же праву? -- проговорил молодец со шрамом, стараясь принять спокойный вид.

            -- Охота разговаривать! -- презрительно кинул брюнет. -- Точно не видишь, что Билль хочет нас доставить шерифу в Сакраменто в виде товара.

            -- Ошибаетесь, джентльмены. Мы вас сейчас будем судить судом Линча. Садитесь и приготовьтесь защищаться! -- угрюмо проговорил Билль.

            Ужас исказил черты канзасцев.

            Чайкин был поражен, когда увидел всю эту сцену, и не отходил от лошадей.

            -- Чайк, подите сюда! -- крикнул Билль.

            И когда Чайкин приблизился, Билль проговорил:

            -- Вы, иностранец, должны быть третьим судьей. Поклянитесь, что будете судить этих двух джентльменов по совести.

            Испуганный, что ему придется судить, Чайкин просил избавить его от этой чести.

            Но Билль сказал:

            -- Тогда нас будет двое без вас. Втроем дело будет правильнее.

            -- Не отказывайтесь, Чайк! -- проговорил молодец со шрамом. -- Прошу вас, будьте судьей.

            Тогда Чайкин согласился и, перекрестившись, проговорил:

            -- Клянусь судить по чистой совести.

            -- Ну, теперь ладно. Я приступаю.

            И с этими словами Билль сел на землю, поджав под себя ноги. По бокам его расположились Дунаев и Чайкин.

            Билль был угрюмо серьезен, Дунаев торжествен, Чайкин подавленно грустен.

            -- Подсудимые, -- начал Билль, -- готовы вы отвечать на вопросы?

            -- Я готов! -- отвечал дрогнувшим голосом молодец со шрамом.

            Брюнет молчал.

            -- А вы? -- спросил Старый Билль.

            -- Я? Смотря по тому, что вы будете спрашивать, Билль.

            -- А вот услышите. Ваши имена, джентльмены?

            -- Меня зовут Вильям Моррис.

            -- А меня, положим, Чарльз Дэк.

       

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту