Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

108

            Когда они вернулись. Старый Билль запрягал лошадей. Куча любопытных стояла на дворе.

            -- Садитесь по-прежнему! -- шепнул Билль, когда Чайкин подошел к фургону. -- Скоро вам с Дуном будет удобнее! -- прибавил Билль.

            Чайкин махнул головой, не понимая, впрочем, о каких удобствах говорил Билль.

            В числе любопытных он заметил того самого рослого детину, который просил Старого Билля взять его пассажиром. Заметил он также, что, когда оба канзасца проходили через кучку собравшихся людей, этот высокий "джентльмен" что-то шепнул молодцу со шрамом на лице.

            -- Так и есть, сговорившись были! -- сказал Чайкин Дунаеву.

            -- Небось не выгорело!

            -- Дошлый этот Старый Билль. Однако давай уложим хорошенько наши вещи, Дунаев.

            Они переложили все вещи в переднюю часть фургона и, покрывши их сеном, устроили себе более или менее удобное сидение. Около было положено и ружье Дунаева.

            Таким образом, фургон был, так сказать, разделен на две части.

            Был двенадцатый час утра, и солнце жарило невыносимо.

            -- Опять нудно будет! -- промолвил Чайкин.

            -- Ддда... жарко. Ну да теперь уж недолго маяться. Перевалим Скалистые горы и въедем в Калифорнию... А там и дорога лучше, и города чаще, и не будет больше пустынных мест... Там народу больше живет.

            -- А до Франциск далеко?

            -- Ден в шесть доберемся, бог даст!.. А там я тебя, Чайкин, устрою у чехов, где стоял. Хороший, безобманный народ. Ежели есть свободная комната, пустят.

            -- Я ненадолго. Как место получу, и поеду на ферму. У меня письма есть.

            -- Если откажут по письмам, ты через контору. А то знаешь, что я тебе скажу, Чайкин?

            -- Говори.

            -- Поступай ко мне в лавку приказчиком, мясом торговать. Понравился ты мне.

            -- Нет уж, я попробую в деревню... Спасибо тебе, Дунаев.

            -- Как знаешь, а только и торговать выгодно. И жалованье бы тебе положил, и ели бы вместе, и когда по-русски перекинулись бы словом.

            -- Лестно-то это лестно, а все-таки я прежде попытаю на ферме поработать... Там я и в силу войду! А то щуплый я... А земля здоровья даст.

            -- Пожалуй, оно и так. А ты на праздники ко мне приезжай, если ферма, как ты говорил, совсем близко от города.

            -- То-то, мой капитан сказывал, что близко... И я беспременно буду приезжать. Как земляка да не проведать...

            Земляки говорили довольно громко по-русски, и этот неведомый язык обратил на себя внимание нескольких лиц из глазеющей публики.

            И один из зевак, видимо сгоравший от любопытства, наконец не выдержал и, приблизившись к русским, спросил:

            -- На каком языке вы говорите, иностранцы?

            -- На русском.

            -- Вы, значит, русские?

            -- Русские.

            -- Очень хорошо. Позвольте пожать ваши руки, джентльмены... Билль! Не уезжайте пять минут... я хочу сказать речь.

            И, не дожидаясь согласия Билля, этот господин взобрался на облучок фургона и зычным голосом крикнул:

            -- Леди и джентльмены! прошу выслушать внимательно то, что я буду иметь честь сейчас сказать вам. Настоятельно прошу вас, леди и джентльмены, не говорить, не кашлять и не плевать в течение пяти минут, если только это для вас возможно, в чем я, впрочем, сомневаюсь.

            В толпе раздался смех. Но тем не

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту