Станюкович Константин Михайлович
(1843-1903)
Проза

106

Билль, и не отправлю телеграммы. Правильно ли я рассуждаю?

            -- Вполне. Можете сослаться на мое заявление. Могу дать и письменно.

            -- Спасибо, Билль, за одобрение, но вы ведь знаете, как мстительны агенты? Через неделю, много две, я буду убит здесь, в своей конторе. Понимаете, в чем загвоздка, Билль? В том, что у меня очень милая жена, Билль, и прелестная девочка шести лет. И мне хотелось бы пожить более двух недель... Вот эти-то соображения и смущают меня...

            -- На этот счет будьте покойны! О неотправленной телеграмме никто, кроме нас двоих, не узнает.

            -- А эти молодцы? Ведь они скажут потом своим друзьям, что сдали в Виргинии телеграмму, и догадаются, что она не отправлена. И им, конечно, будет известно, что вы были в конторе...

            -- Эти молодцы никому больше ничего не станут говорить. Понимаете? -- значительно прибавил Билль.

            И его старое лицо было необыкновенно серьезно.

            -- Понял, Билль... В таком случае...

            -- Вы не отправите телеграммы?

            -- Не отправлю. Я будто бы ее не получал... Пожалуй, даже возьмите текст телеграммы. Ну ее к черту! -- сказал телеграфист, отдавая телеграмму Биллю.

            Старый Билль прочел следующие слова:

            "Сакраменто. Отель Калифорния. Капитану Иглю.

            Надеюсь, вы и пять друзей встретите меня у Скалистого ручья с провизией".

            Билль положил телеграмму в карман и пожал руку телеграфисту.

            -- Возьмите уж и доллар, уплаченный за телеграмму. Мне с ним нечего делать.

            -- Держите пока у себя. Он получит свое назначение. Я спрошу у него, кому послать этот доллар, и на обратном пути сообщу, куда его послать. Прощайте!

            -- Прощайте, Билль. Счастливого пути!

            -- Благодаря вам он будет, надеюсь, счастлив! Спасибо, телеграфист!

            Когда Билль вернулся в гостиницу и после недолгого своего туалета вошел в общую залу, то застал там Дунаева и Чайкина. Оба, вымытые и освеженные после ванны, уписывали поданный им завтрак. Яичница с ветчиной только что была окончена, и наши путешественники принялись за бараньи котлеты с картофелем.

            Старый Билль присел к столу, занимаемому русскими, и заказал себе завтрак.

            -- Где это вы пропадали, Билль? Я вас искал, чтобы выпить с вами стаканчик рому. Чайк не пьет! -- проговорил Дунаев.

            -- Маленькое дельце было в городе! -- спокойно проговорил Билль.

            -- А куда девались наши спутники?

            -- Кто их знает! А вы ловко вернули свои двести долларов, Дун. Только советую вам никогда вперед не рассказывать, сколько у вас денег.

            -- Больше не буду, Билль. Не сердитесь! -- с подкупающим добродушием сказал Дунаев.

            В общей зале, кроме Билля и двух русских и жены хозяина у буфета, никого не было. По временам кто-нибудь заходил, выпивал стаканчик рому и уходил. Старый Билль внимательно всматривался в каждого приходящего.

            Чайкин заметил это и спросил:

            -- Пассажиров отсюда не будет?

            -- В конторе никто не записался. Да и места нет. Разве сзади втиснуть...

            В эту минуту в залу вошел рослый, высокий мужчина в широкополой шляпе и в высоких сапогах и, подойдя к столу, проговорил:

            -- Не возьмете ли меня, Билль, пассажиром до Сакраменто?

            -- Места нет! -- резко ответил Старый Билль, оглядывая своим быстрым, проницательным

 

Фотогалерея

Stanjukovich 10
Stanjukovich 9
Stanjukovich 8
Stanjukovich 6
Stanjukovich 5

Статьи
















Читать также


Морские рассказы
Поиск по книгам:


Голосование
Что не хватает на нашем сайте?


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту